Злоключения 106-й… О смыслах школьной реформы на примере одной школы Днепра

Когда чиновники делают реформу «для галочки», игнорируя мнения педагогов и родителей, получается бред

Разделение средней школы на три части – реформа общегосударственная, но механизмы и содержание реформирования в первую очередь зависят всё же от местной власти.

Наш собеседник – школьный учитель и администратор с 40-летним стажем. Она была не против, чтобы в публикации была названа фамилия, но мы решили этого не делать по многим вполне понятным причинам.

Речь у нас пойдет о предстоящем на сессии горсовета разделении общеобразовательных школ города на начальную, базовую среднюю и профильную среднюю – то есть на младшие классы, гимназии и лицеи.

Начнем сначала. Для чего это делается?

Высокие замыслы и корявое исполнение

— Реформа идет в рамках двух законов об образовании и средней школе, первый принят в 2017 году при Порошенко, второй — в 2020 году при Зеленском, — рассказывает педагог. — Все в этом новом законе увидели только один момент — что срок среднего образования растягивается на 12 лет. Наши законодатели говорят, что 11-летнее образование осталось только в России и Белоруссии, а весь мир растягивает это удовольствие на подольше. Система колледжей и лицеев тоже взята из мирового опыта. Создатели новой системы не отрицают обязательность полного среднего образования, но после базовой средней школы предполагают отбор – часть детей будет учиться в школе, другая часть – в системе профтехобразования.

В старшей школе предполагается два типа лицеев — научный и академический. Научный – это узкая специализация. Примером могут служить уже существующие в городе традиционные учебные заведения — медицинский лицей, финансовый, физико-математический, юридический. Академический лицей, по сути, ничего в старшей школе не меняет, это просто специализированные классы. Они всегда создавались под возможности конкретного педколлектива.

— К примеру, в этой школе сильный математик – значит, здесь открывают класс или классы математического профиля. И кто хочет из соседних микрорайонов подтягивается в эту школу. Или филологический профиль, на который подтягиваются дети, которым интересно это направление. То же самое сейчас будет в новых лицеях. В зависимости от наличия талантливых и грамотных педагогов создадут математический класс, исторический, английский. То есть ничего по качеству знаний не меняется, просто 10-е классы концентрируют в одной какой-то школе, — рассказывает учитель.

В полном объеме система заработает в 2027 году, когда нынешние ученики НУШ («Новой украинской школы») окончат 9 класс. Но уже в 2022 году нужно переименовать и переделить на гимназии и лицеи все школы. Делать это должен балансодержатель учебных заведений, то есть горсовет.

А как выбирать из школ, где будет гимназия, а где лицей? По каким критериям? По фамилии, связям и настойчивости директора? По учителям выбрать не получится, практически в каждой школе есть талантливые педагоги, их ученики показывают высокий уровень результатов на ВНО. И материальная база школ практически идентичная – почти всё за счет родителей.

— Если бы реализаторы реформы посоветовались с учителями, я бы предложила на переходный период сделать все городские школы гимназиями. И дать им 5-10 лет, чтобы каждая школа подтянулась, если она того хочет, к уровню лицея. Если у школы есть кадры и потенциал, она без проблем выйдет на этот уровень. Но на это же нужно время, нужно работать со школами, помогать. Не хотят, поэтому у нас реформа проходит в ручном режиме – городские администраторы по каким-то своим соображениям раздают школам титулы лицея. При этом лишают перспектив остальные учебные заведения, — говорит педагог.

Странное требование

На расположенных впритык друг к другу жилмассивах Красный Камень, Покровский и Парус — семь стандартных больших школ, рассчитанных на приблизительно 1000-1500 учеников. Все они друг от друга практически не отличаются ни по составу учеников, ни по педколлективам. Тем не менее пять школ на этих жилмассивах получат статус «гимназия + начальная школа» (с 1 по 9 класс), две школы — «гимназия + лицей» (5-12 классы), а вот точно такая же 106-я школа неожиданно окажется только начальной (1-4 классы). Какова логика этого решения?

В реформаторском законе почему-то утверждается, что ученики 1-4 классов не могут учиться в одном здании с учениками 10-12 классов лицея.

<Ответ>- Не знаю, откуда родилась эта удивительная мысль, что учить малышей и старшеклассников в одной школе нельзя, что якобы это трудно и плохо. Многие учителя, наоборот, вам скажут, что если взял класс и ведешь его до выпуска, результаты будут значительно лучше. Да и родители совершенно справедливо против такой системы, когда первый класс — в одной школе, гимназия – в другой, а лицей вообще может быть в третьей. Если бы эти три категории школы существенно отличались конструкцией здания, специально подобранным коллективом, целевой материальной базой, то в этом еще можно было бы увидеть логику. Но ведь все школы совершенно одинаковые, — удивляется педагог.

Закон о среднем образовании предполагает, что ответственные за образование должны дать первоклассникам школу у дома, есть условная цифра доступности – не более двух километров. Если взять жилмассив Покровский, то здесь два километра в любую сторону. Первоклассник теоретически может идти в любую сторону. Но одна школа – это начальная плюс гимназия, другая – только начальная, третья – гимназия плюс лицей.

В целом на весь город таких исключительно начальных школ планируется сделать всего пять. Четыре из них – в компактных школьных зданиях старой постройки, а 106-я – в стандартном здании для полноценной средней школы. Как здесь обеспечить элементарные требования безопасности?

— Например, школьная столовая рассчитана на четыре класса. А как планируют кормить первоклассников в 106-й школе, которая, по плану горуправления образования, должна будет набирать 7-8 первых классов? Я не знаю ответа на этот вопрос. А техника безопасности? Ведь было требование о том, что нельзя располагать начальные кассы выше второго этажа, после реформы это требование будет повсеместно нарушаться. Да, конечно, придумают какие-то спецрешетки на окна классов третьих этажей, сами окна за родительские деньги поменяют на более прочные. Но ведь остается та же лестница на 3-й этаж. Сейчас на лестничных площадках во время перемен худо-бедно, но дежурят старшеклассники и успокаивают неугомонную детвору. А как обеспечить безопасность шести-восьмилеток после такой реформы? – задает не имеющие ответов вопросы педагог.

Последствия для 106-й

Школа рассчитана на 1100 человек, сегодня в ней 950 учеников и 53 учителя. Количество педагогических ставок будет сокращаться параллельно с тем, как из школы будут ежегодно уходить ученики 5-х классов.

— Куда денутся учителя, которые преподавали в старшей и средней школе, непонятно. Их уволят не по сокращению (с выплатой двухмесячного пособия) и не по переводу в другую школу, поскольку сейчас педагогов принимает на работу директор каждой конкретной школы, а не районо. Нужно будет увольняться по собственному желанию. Кто в школе останется работать с такими перспективами? – рассуждает учитель.

Легкая паника царит и среди родителей учеников. Особенно в семьях, имеющих двух детей. Старший учится в 97-й, а младшего в эту школу уже не отдашь, они не набирают первый класс. Или старший пока учится в 4-м классе 106-й, туда же в первый класс пойдет младший, но старшего к тому времени переведут в другую школу.

Отсюда вытекает вторая и не менее существенная проблема – травма для детской психики. После 4-го класса ребенок уходит от одного учителя ко многим, дети переживают это трудно. Но после реформы четвероклассники 106-й школы будут вынуждены сменить еще и школу. А с учетом того, что микрорайоны обслуживания школ не совпадают, во многих случаях ребенку придется сменить еще и коллектив класса.

Директора школ осознают последствия, но делают вид, что ничего из ряда вон выходящего не происходит. Вот две цитаты из рекламного ролика управления образования.

— Всё будет без травмирования психики наших детей, — утверждает директор УВК №106 Инна Палеева.

— Но всё равно дети в пятом классе переходят ко многим учителям, — признает, что травма психики всё же неизбежна, директор СШ №97 Владимир Гречин.

Но травма травме рознь. Да и мнение родителей учеников не мешало бы услышать.

— Учитывая, что родители выступают обеими руками за то, чтобы ребенок ходил с 1-го по 11-й класс в одну школу, то есть даже не опасение, а точное предвиденье, что необходимое количество первых классов 106-я школа просто не наберет. Ведь рядом школы, где можно нормально учиться с 1-го по 9-й класс. А в одной из школ (141-я, работающая по какому-то «международному соглашению». – Ред.) вообще останутся все классы с 1-го по 11-й. Переход из школы в школу — это стресс для детей. И думаю, что родители будут искать школы, где ребенок сможет учиться максимально долго, — говорит наша собеседница. — Когда проходили встречи с родителями по поводу реформы, администрации 106-й школы прямо дали установку — показать, что это «хорошая начальная школа». А какие аргументы? Говорить, что находится школа в хорошем месте, что рядом Школа искусств имени Гмыри и Дворец творчества детей и юношества. Можно это считать аргументами?

Зона обслуживания 106-й школы (по старому «микрорайон школы») — уже отличается на 1 и для всех остальных классов

Невеселое «итого»

На будущие результаты этого глобального эксперимента в ручном режиме для 106-й школы можно посмотреть с разных точек. То, ради чего реформа задумывалась, вряд ли получится.

— Улучшит ли эта реформа качество образования… Знаете, это как раньше из двух колхозов делали один большой и говорили: вот теперь колхозники заживут хорошо. Мне кажется, что реформа в том виде, в каком её проводят, – это подмена содержания формой. Внешне всё красиво и «по-европейски», а внутри – пустота. Но в результате такого эксперимента у нас в городе может стать значительно меньше школ, так как не все они будут набирать нужное количество учеников. А нет учеников — автоматически нет и учителей. Дефицит кадров станет ещё больше, — рассуждает педагог.

И в какой-то момент та же 106-я школа может оказаться и без учеников, и без преподавателей. Что с ней будут делать? Закроют?

Кадровые проблемы в школах есть, причем серьезные. Учитель – стареющая профессия, омоложение происходит медленно и не всегда качественно. Если бы учитель лицея, например, получал существенно большую зарплату, то это, безусловно, работало бы на повышение качества знаний. Но об этом никто не думает. Что там говорить, если на момент реформирования вообще еще не существует положения о лицее и гимназии.

Количества учебных мест в 10-х классах будет существенно меньше, чем в 9-х. Прямо об этом пока не говорится, но вопрос о конкурсном отборе уже поднимается. А это проблема и для родителей, и для самих школьников. Если бы в городе была развитая и современная система профтехобразования, вопросов было бы меньше. Но система эта у нас почти полностью убита.

— Да, не все одинаково умные, но шанс пойти в 10-й класс должен быть у всех. Возьмем какую-нибудь девочку Танечку. Спокойный ребенок, нормальная семья, ребенком занимаются, но учится девочка средне. Раньше такой ребенок при желании автоматически попал бы в 10-й класс, нормально окончил бы школу, у неё в запасе была бы возможность поступить в вуз. И моя практика подсказывает массу случаев, когда ребенок именно в старших классах, перед поступлением, когда появляется стимул, как говорится, берется за ум. Таких детей очень много. Куда мы их сегодня спишем? – рассуждает педагог. — Родителей и учителей в мэрии никто не слышит. Хотя если разобраться, то решать как раз должны родители, которые платят налоги.

Вроде бы мы давно вышли из старой системы, где всё подгонялось под одну кальку, правильное мнение было одно, а многое делалось не для сути, а для галочки. Но вот ведь какой странный зигзаг в результате получился – уходя от старого, мы потеряли много хорошего, что там было. А с собой в светлое будущее взяли бюрократический чиновничий формализм и неумение принимать взвешенные коллективные решения.

Неужели нашим уважаемым чиновникам так и не удалось понять, что любая реформа – это то, что должно улучшать, а не ухудшать жизнь? И что если реформа касается учеников, их родителей и учителей, то по меньшей мере нужно с ними советоваться.

Что думают родители?

Публикуем фрагменты из многочисленных обращений родителей учеников СШ №106 к местной и киевской властям. У родителей учеников возникли простые вопросы, на которые им никто не хочет дать простые и вразумительные ответы:

1. В чем смысл реформы, если дети просто изменят здание обучения?

Территория обслуживания, которая закреплена за УВК №106 для 1 классов и по СОШ №97 для 5 классов, одинаковая.

2. Уже в сентябре 2021-го будущий лицей №97 должен забрать к себе все три будущих пятых класса 106-й школы.

Почему этот процесс называют «реформированием» и «улучшением», если для учащихся меняются только названия учебных заведений?

3. При перепрофилировании УВК №106 на начальную школу не учтены реальные возможности учебного заведения. Школа спроектирована для обучения младшей, средней и старшей школы: туалеты, столовая, коридоры, спортивный и актовый залы рассчитаны на детей разного возраста.

Год назад в заведении завершен капитальный ремонт, потрачена большая сумма бюджетных денег — и теперь под младшую школу всё придется переделывать и снова за большие деньги?

4. Вследствие недостаточного финансирования учебных заведений в ремонт учебных кабинетов школы была вложена достаточно большая сумма родительских средств. В ходе «реформы» дети вынуждены будут покинуть свои, оснащенные их родителями, классы. Причем родители проводили работу по совершенствованию материально-технической базы для соответствующего возраста обучения.

Теперь в 106-й школе все эти родительские затраты будут уничтожены, чтобы подготовить кабинеты для начальной школы?

5. Родительская общественность обратилась к депутатам городского совета, городскому голове, в профильный департамент с просьбой оставить большую, подготовленную к обучению 1-11 классов, обеспеченную кадрами УВК №106 в статусе гимназии. Но управление образования департамента гуманитарной политики Днепровского городского совета не идет навстречу интересам общества.

Почему чиновники самостоятельно решают и меняют образовательную услугу для наших детей, вообще проигнорировав мнение тех, кто эту услугу получает и оплачивает?

Комментарии к реформе. Всё ради экономии?

Разделение школ на гимназии и лицеи намечено авторами реформы на 2024 год, когда нынешние первоклассники, набранные и обучаемые по программе НУШ, подойдут к 4-му классу. Почему днепровская мэрия спешит провести разделение уже сейчас и чем это аукнется для учеников?

«Ни в одном городе так не спешат»

Лидер учительского профсоюза области Сергей Козорог спешкой реформаторов обеспокоен:

— Что делать учителям, которые сегодня преподают в начальной школе? Это сокращение педагогов, а в новую начальную школу их возьмут, только если будут места. Наш интерес — чтобы при этом разделении школ были соблюдены права учителей.

В законе есть коллизия: хотя полностью он вступает в силу к 2024-2027 годам, но, согласно тому же закону, «уставы учебных заведений должны быть приведены в соответствие в 2021 году». Этим городские власти и пользуются. Ни в одном городе нашей области не спешат с этой реформой так, как в Днепре. Здесь руководствуются исключительно «целесообразностью». И как они относятся к бюджетным тратам на образование и культуру – мы видели при закрытии детской флотилии, станций юных техников и многого другого.

Также большие опасения вызывает ситуация в сельских районах. В некоторых районах есть попытки закрытия «малокомплектных» школ. Местные власти теперь могут создавать лицеи исключительно в городах с населением больше 50 000 – в нашей области это только Кривой Рог, Новомосковск, Днепродзержинск, Павлоград, Никополь. Во всех остальных городах и районах создавать лицеи должна областная власть, причём лицей в селе должен предусматривать также пансион (общежитие) для детей из других сёл, в которых 10-11-х классов не будет. В понедельник было совещание в ОГА, начальник областного департамента образования Полторацкий рассказал, что сейчас в Раду подан проект изменений к закону, чтобы этот порог в 50 000 жителей снизить.

Но моё мнение – в создании специализированных лицеев должна выступать гарантом центральная власть. Если это отдать на откуп местной власти, мы останемся и без культуры, и без спорта, потому что они экономят на чём хотят.

Меркантильные интересы и непонимание вопроса

Своими соображениями делится бывший учитель, администратор сообщества «Право на образование» и депутат областного совета Елена Зеева:

— Наша версия — разделение делается не по принципу удобства для детей и родителей, а исключительно по материальному признаку. Школы с лучшей материально-технической базой отдают лицеям.

Вот пример: в Индустриальном районе есть СШ №7 – единственная из пяти окрестных школ с нормальным ремонтом: там поставили новую крышу (которую три года назад уже ставили) и новые окна (взамен новых же металлопластиковых, которые теперь сняли и выкинули). Из неё делают лицей, хотя она самая маленькая в микрорайоне: ни актового зала, ни достаточного количества помещений, чтобы делить классы на подгруппы. То есть этот «лицей» никак не примет всех желающих поступать в 10-й класс.

Такая же история в 115-й в Березановке, средства на ремонт которой выделял Куличенко, когда был депутатом ВР. Если закон говорит, что лицеям нужно создать хорошую материально-техническую базу, то наши «отцы города» решили прийти на всё готовое и делают лицеями те школы, где родители, директора, депутаты уже всё сделали.

Зачем? Тут самое интересное. Дело в том, что младшие школы, набирающие 1-4 классы по программе «Новая украинская школа», получают на них специальную субвенцию. Если мы уже в этом году отделим лицеи и средние школы, то вся субвенция НУШ пойдёт не на 120 школ, а, к примеру, только на 80. Их «пересаживают» на центральное финансирование, таким образом «экономя» городской бюджет. Днепр что, такой бедный город? Нет, не бедный! По доходам бюджета на душу населения мы обогнали даже Харьков. Где деньги департамента гумполитики с многомиллионным бюджетом?

Те встречи с родителями, которые собирал департамент, – это не общественные слушания, чиновники просто озвучивают своё видение. Родители криком кричат против такой реформы, пишут обращения, но их никто не слышит – зачем, у мэра есть большинство в горсовете, и они будут голосовать за то, что сами придумали.

Никто не говорит и не думает, где смогут учиться те, кому не хватит места в лицеях. Говорят: идите в ПТУ. Но у нас нет заявок от работодателей, чтобы трудоустроить, к примеру, столько машинистов кранов или металлургов! Материальной базы у наших ПТУ тоже нет.

Не все хотят быть малярами-штукатурами, а нет училища, которое готовило бы, к примеру, журналистов. Предусмотренных законом лицеев спортивного профиля или искусств даже у нас в областном центре не создали. Нынешнего училища культуры тоже не будет. То есть одарённые дети лишены возможности выбора профессии.

Если бы с этой реформой не торопились, а провели её, как и требует закон, к 2024 году, то можно было бы продумать все эти вопросы, чтобы лицеи искусств готовили к поступлению в профильный вуз. А так что, ребёнок после школы или после ПТУ на парикмахера сможет поступить в вуз на артиста? Где логика? Только глупая «экономия» денег, о детях никто не думает. Городские депутаты, которые будут голосовать за эту реформу, что, не имеют своих детей или надеются учить их в Европе?

И несмотря на то, что я не являюсь противником данной реформы, принимая и досрочно вводя подобные изменения городская власть просто расписывается в своём бессилии, показывает свой непрофессионализм, незнание вопроса и нежелание считаться со мнением территориальной громады в угоду своим мелким меркантильным интересам, ловко пряча эти недальновидные изменения под ширму реформы.

Подготовил Григорий Глоба

Газета ГОРОЖАНИН