110 лет назад екатеринославцы наблюдали невиданное чудо – полеты пионера авиации Сергея Уточкина

«Завтра в Екатеринославе впервые совершится полет на аэроплане над городом. То, чем интересуется теперь весь мир, — воздухоплавание – будет демонстрировано и у нас нашим известным воздухоплавателем Уточкиным».

«Сегодня екатеринославцам впервые представляется случай лицезреть самим победу человека над воздушной стихией. Сегодня летает Уточкин».

Такие сообщения появились в местных газетах 110 лет назад.

Во время карантина человечество, лишенное авиасообщения, в полной мере прочувствовало, что такое лишиться крыльев. А когда-то первые воздухоплаватели считались настоящими героями.

Первый блин – комом

Увы, надежда горожан увидеть полет человека в воздухе не осуществилась. В тот день задолго до начала во дворе второго реального училища повалила публика. Огромная толпа стояла на соседней улицу, многие сидели на крышах ближайших домов и других строений. Ждать пришлось долго, но вот наконец на импровизированный аэродром вкатили биплан Фармана. Описание конструкции этой «этажерки» из парусины, дерева и проволоки у современного читателя может вызвать лишь нервный смех. Но по тем временам для неискушенных людей – чудо техники!

Вслед за аэропланом появился и Уточкин, молодой человек невысокого роста, в коричневом костюме и соломенной шляпе. Он начал пробовать мотор – лопасти пропеллера завертелись с такой быстротой, что совершенно скрылись из глаз. Пилот сел в кресло и запустил мотор. Аэроплан сначала быстро покатился, через несколько секунд плавно и красиво поднялся в воздух, а еще через несколько секунд, словно подстреленная птица, рухнул на землю.

Публика замерла, многие побежали к месту катастрофы. Авиатор оказался невредим, даже не ушибся, чего не скажешь о биплане: сломаны пропеллер, левое крыло и оба руля.

Говорят, что Уточкина еще до полета смущали малые размеры аэродрома, но он надеялся на силу мотора. По его словам, не хватило лишь одной секунды. Аппарат не успел развить скорость, чтобы подняться выше деревьев и строений.

Зрители были разочарованы. Долго не расходились, обменивались впечатлениями, старались разузнать подробности случившегося. Многие окружили пилота и выражали свое сочувствие.

Через несколько дней биплан отремонтировали. Это обошлось гостю в полторы тысячи рублей.

Вторая попытка

Через два дня полет состоялся уже на другом, грандиозном аэродроме – в конце Полевой улицы. В городе не осталось ни одного свободного извозчика, и каждый вагон трамвая был битком набит – сидели везде, где можно было прицепиться. Интерес к предстоящему зрелищу был необычайный.

Обширный аэродром, устроенный по склону горы, представлял собой эффектный цветник из моря шляпок и костюмов разных цветов. Публики действительно собралось видимо-невидим. Густыми толпами зрителей был усеян весь простор зеленеющей степи, тучи народа виднелись на крышах соседних домов и на высоком холме Рыбальской балки вплоть до женского монастыря.

Спокойно, не спеша, Уточкин занял свое место. Загудел мотор, с шумом засвистел пропеллер. Машина понеслась на своих резиновых колесах. Легко и плавно аэроплан отделяется от земли, висит в воздухе, делает круг и скрывается из вида. Но это один момент. На высоте метров 30 спокойно и уверенно показывается аэроплан. А глаза не верят: громадная махина в сорок два пуда легко и свободно движется по воздуху, делая круг за кругом над головами зрителей. Мотор затих. По крутой наклонной авиатор опускается в ту же самую точку, с которой взлетел. И Уточкин уже на земле.

Энтузиазм и восторг зрителей перешел все границы. Сотни людей срываются с мест и бегут к авиатору. Вслед за ними бросается пешая и конная полиция. Полет продолжался ровно 6 минут.

Чуть отдохнув, Уточкин вновь поднял Фарман в воздух. Он сделал большой круг, высоко-высоко пронесся над аэродромом, и вот еще поворот, крутой и изящный. Потом снова принял горизонтальное положение и пошел на второй круг. Затем замер высоко в воздухе и опустился свободно и легко. Новый крутой поворот, но уже на земле, и искусный авиатор опять подкатил к месту, откуда выехал.

Громом аплодисментов был восторженно встречен воздухоплаватель. Царило такое настроение – хотелось лететь, лететь… И думалось: скорое и великое будущее ждет авиатику. Снова окружили Уточкина.

Второй полет продолжался 5 минут 30 секунд. Но все это казалось одним мгновением, одним мигом, за который можно отдать многое… Когда Уточкин мчался домой на извозчике, толпа молодежи в порыве восторга ухватилась за колеса, удержала экипаж и устроила шумную овацию.

«Великое чудо, которое демонстрировал Уточкин, сегодня стало общедоступным. Сбылась мечта мифического Икара!» — писал журналист о полетах в тот день.

Последняя гастроль

Еще более многочисленную публику собрал третий полет. Все склоны Рыбальской балки представляли собой сплошное море голов. В центре балки был устроен аэродром с развевающимися флагами, окруженный цепью солдат. Авиатор долго ходит вокруг своей «Авиатики» и посматривает на небо. Черное густое облако появилось и закрыло солнце, ветер не утихал. Дважды аппарат поднимался в воздух и почти сразу же садился: дул сильный порывистый ветер. Казалось, больше попыток осуществить полет Уточкин не будет предпринимать. Вдруг из ангара свободно и легко выплыла «Авиатика», остановилась в центре, попозировала фотографам… Высоко взвился аэроплан навстречу ветру, сделал сильный крутой поворот и понесся по направлению к Монастырскому лесу, описывая в воздухе волнообразные фигуры. То плавно опускался, то снова поднимался, чем приводил публику в неописуемый восторг. С шумом и свистом разрезая воздух, машина победоносно неслась над аэродромом, делая круг за кругом. Громом аплодисментов встретила публика смелого и неустрашимого авиатора, летавшего девять минут.

Почти сразу же Уточкин взял на борт пассажирку – молодую курсистку. Она улыбалась, ни страха, ни тени сомнения не было в ее глазах. И этот полет закончился благополучно. Правда, зрителям пришлось поволноваться: улетевшая с Уточкиным девушка вдруг прикатила на аэродром на извозчике. Дело в том, что присутствие лишнего седока осложняло полет, особенно во время поворотов. Поэтому авиатор опустился на землю, высадил пассажирку, а сам снова поднялся и вернулся на аэродром. Гром рукоплесканий был ему наградой.

Несостоявшийся рекорд

на следующий день должен был состояться «бенефис» Уточкина. Казалось, весь Екатеринослав и все близлежащие местечки, пригороды и деревни стянулись к месту полета. Гость хотел побить собственный рекорд продолжительности полета. Он с шумом пролете высоко над головами зрителей, поднимаясь все выше и выше, улетел на восемь верст и опустился за лесом. Через некоторое время появился верхом на взмыленной лошади, взволнованный и расстроенный. Как оказалось, вышла из строя важная деталь и мотор заглох. Пришлось срочно садиться.

Рекорд не состоялся. Но долго еще екатеринославцы оставались под сильным впечатлением от увиденного, посвящая полетам свои восторженные отклики и стихи. В разговорах обсуждались всевозможнейшие перспективы воздухоплавания, и не было пределов восторженной фантазии..

Вот так описывали полета не во сне, а наяву местные газеты поле века назад.

Подготовил Игорь Маневич

Газета ГОРОЖАНИН