В стойле: Какие условия труда предлагаются педагогам «новой украинской школы» в Днепре?

90-е годы, на которые пришлось моё школьное детство, были не самым лёгким периодом для страны и для образования в частности. Но даже тогда была бы дикостью ситуация, сложившаяся в ряде школ нашего города, где учителя вынуждены вести всю работу вне урока (проверять тетради, писать планы-отчёты, вести онлайн-уроки дистанционного обучения) в коридоре, на подоконниках и других не ангажированных местах. Потому как бывшие помещения учительских и методических комнат в школе №88 разобрала себе администрация. Теперь у каждого завуча — отдельный кабинет, а у директора ещё с секретарской — зато учителя работают в коридоре.

Проблема усугубляется тем, что «своей» классной комнаты у учителя-предметника сейчас тоже нет, ибо то ли из-за эпидемии, то ли ещё чего, сейчас дети сидят в одном классе, а учителя ходят к ним в гости. Методический кабинет формально существует, но угнездившийся в нём замдиректора крайне нервно реагирует на проникновение простых смертных. Учителя химии и биологии ещё могут приютиться в препараторской, а что делать остальным?

Инклюзия за дверью

Школа №88

— В коридоре сквозняки, и на таком «рабочем месте» постоянная простуда, — жалуется учительница украинского языка и литературы 88 школы Наталья Викторовна Майданная. – А расписание составлено так, что уроков у тебя четыре, но между ними три часа неоплачиваемых «окон», которые приходится сидеть в коридоре. Здесь же, в коридоре, в прошлом году приходилось заниматься ребёнку-инвалиду по инклюзивному образованию, для которого не нашлось помещения. Сейчас его посадили в школьный музей, но это тоже не вариант.

Как оказалось, в образовательных нормативных актах понятие учительской и не предусмотрено — это у нас был атавизм тоталитарного совка. Правда, в них также не предусмотрен отдельный кабинет для каждого завуча, но «это другое».

«Свободных кабинетов нет»

«Я бы хотела отдохнуть» — единственный ответ, который и.о. директора Мельникова смогла дать на вопросы учителей об условиях труда. Её можно понять — при собственном кабинете и даже отдельной комнате для секретаря, Елене Леонидовне есть где отдохнуть, а жалобы простых смертных кажутся с этой высоты такими глупыми и надокучливыми.

Результатом обсуждения проблемы в учительской группе в Вайбере стало то, что Елена Леонидовна сделала группу закрытой, оставив возможность писать сообщения только для администрации.

Хотя директор в 88 школе недавно сменился, но проблемы остались прежними. Перед нами не просто бзик одного отдельного директора, но знамение времени. В гимназиях царской России подобной проблемы возникнуть не могло по определению: учёба была уделом привилегированных классов, а дипломированный учитель — «барином» с чином согласно Табели о рангах, комфорт которого обеспечивался в первую очередь. Советская власть, сделав бесплатное образование достоянием широких масс, сохранила, однако, уважительное отношение к педагогу и понимание важности его труда. Но в стране-полуколонии с периферийным капитализмом педагог в глазах «эффективных менеджеров» – не более чем наёмная скотина, задача которой – сшибать и заносить куда положено «добровольные» взносы и правильно считать голоса на выборах. А свою задачу оные менеджеры видят в том, чтобы «разделять и властвовать», вбивая клин между трудовым коллективом и пусть маленьким, но начальничком с кабинетом и готовностью за эти сомнительные привилегии выслуживаться, «усмиряя быдло».

Является ли такие «условия труда» особенностью только нашего местечка, или общераспространённой проблемой? И что делать сотрудникам, если администрация за свои апартаменты упёрлась рогами, и на претензии отвечает травлей и угрозами?

«Нельзя терпеть»

Разобраться с юридическими тонкостями нам помог адвокат Алексей Погрибняк, который уже не первый год специализируется на финансово неблагодарной защите трудовых прав работников:

Алексей Погрибняк

— Действительно, в министерских приказах и санитарных регламентах про учительскую ничего не говорится. Но ст. 29 КЗоТ говорит, что работодатель обязан определить работнику рабочее место, и обеспечить его необходимыми для работы средствами.

Учитывая, что в обязанности учителя входит проверка тетрадей, заполнение журналов и т.п., работодатель должен обеспечить ему такое рабочее место, где учитель сможет выполнять свою трудовую функцию. Если этого не происходит, преподаватель должен обращаться в органы Гоструда с жалобой.

Потомок украинских эмигрантов Хосе Мартинес, преподаватель истории и активист учительского профсоюза из Аргентины, нашему вопросу удивился.

— Послушайте, необходимо добиваться адекватного места для подготовки занятий. В моей стране даже в самой скромной школе есть место, с компьютерами и доступом в Интернет, где учителя могут выполнять проверку работ и планирование предстоящих уроков. Образование – это непростая задача и не может выполняться «на конвейере», для него необходимы время на планирование, творческий и гибкий подход в зависимости от результатов. Давайте не забывать, что мы работаем с детьми и подростками — людьми в процессе умственного и физического созревания. Работа до и после урока не может проводиться в коридорах школы! Необходимо иметь хорошее помещение, с вентиляцией, освещением, интернетом. А подобное обращение с учителями – недостойно и антипедагогично.

Далее оказалось, что про «нет свободных кабинетов» Елена Леонидовна несколько слукавила.

Виктория Швец

— Согласно сайту Информационной системы управления образованием https://dp.isuo.org , школа №88 имеет 36 кабинетов, рассчитанных на 740 учеников, а реально в ней учится 540 учеников в 20 классах, — объясняет специалист обкома профсоюза учителей Виктория Викторовна Швец. – Такое количество помещений вполне позволяет наличие учительской. Далее, приказом МОЗ от 25.9.2020 утверждён Санитарный регламент для заведений образования, который, в свою очередь, ссылается на Строительные нормы ДБН В.2.2-3:2018 для зданий и сооружений заведений образования. В разделе «Административно-служебные помещения» ДБН указано, что помещение учительской и методического кабинета должны иметь площадь не менее 36 кв. м. каждое!

Проблема 88 школы усугубляется ещё и личными факторами. Елена Леонидовна Мельникова очень-очень хочет избавиться от этой досадной приставки «и.о.» перед столь респектабельно звучащей должностью. А для этого мэрия выдвигает общеизвестное условие – добить непокорный профсоюз образования и науки, перегнав подчинённых в «желтое» Объединение работников образования. Наталья Викторовна – одна из немногочисленных строптивых учительниц, кто эту статистику единогласной покорности портит.

Сейчас профсоюз направил администрации официальный запрос о создании здоровых  условий труда в школе.

— Новому руководству не хватает человечности, отсюда и все проблемы, — считает районный лидер профсоюза учителей, Светлана Евгеньевна Выборова. – В наше время в школах были даже комнаты отдыха! А сейчас администрация улучшает себе условия за счёт учителей. Наша задача сейчас – учить профсоюзный актив, как защищать учителей через коллдоговор и знание законов. В коллективах все стараются не спорить с руководителем, сдаются. Профсоюз, наши юристы, готовы помочь, но ничего не изменится, пока не пойдёшь сам отстаивать свои права.

Разумеется, первым нашим вопросом к Наталье Викторовне было – точно ли она готова к открытому противостоянию с директором и стоящей за его спиной совершенно беспринципной мэрией.

— Нельзя терпеть. Я терпела год, я пожалела об этом, — уверена учительница.

Григорий Глоба, газета Горожанин