В чей карман реформа? Что такое «закон о труде» №2681 и как с ним бороться: часть 2

Как только становится вопрос «на чём бы сэкономить», ответ на него не приходится долго искать: конечно же, на рядовых работниках!

ГОРОЖАНИН вместе с профсоюзными лидерами и профсоюзным активом продолжает обсуждать законопроект № 2681, который несет в себе немало угроз для профсоюзной защиты интересов и прав наемных работников.

Начало смотри в материале: Что такое «антипрофсоюзный законопроект» №2681, к чему приведет принятие такого закона и как с ним будут бороться в Днепре?

С дипломом Днепропетровского института физкультуры можно найти место пожирней, нежели оклад детсадовсокго педагога. Но Оксана Черняк, инструктор по физкультуре – человек в своей профессии не случайный и свою работу любящий: после профильного высшего образования она отдала детям более двадцати лет.

До тех пор, пока детские садики города не оказались в руках людей, более всего озабоченных, где бы «сэкономить». Почти неограниченная власть и рейдерский бизнес – и сами по себе явления опасные, а уж в смычке это тем более не та сила, с которой может тягаться безработная воспитательница.

Машинист тепловоза Валерий Завертайло с криворожского СевГОКа имел за плечами не только 26 стажа и должность бригадира, но под его руководством бригада добивалась лучших показателей в коллективе. До тех пор, пока… Другой город, совсем другая отрасль и форма собственности, но корни зла, уважаемые читатели, у нас те же: как только становится вопрос «на чём бы сэкономить», ответ на него не приходится долго искать: конечно же, на рядовых работниках! Но поскольку тепловозы ездить без машинистов упорно отказываются, то на производстве всё намного хуже: экономят не на увольнении рабочих, а на их безопасности.

-Когда компания перестала уделять внимание ремонту тепловозов – доходило до угрозы жизни работников бригады, вспоминает Валерий. —  Заставляли ездить на тепловозе, дизель которого был на грани взрыва – он загорался, мы с помощником его тушили. Я обращал внимание своего начальства, когда это не помогло —  госорганов. Госпромнадзор подтвердил множество нарушений, выдал предписания с запретом эксплуатации опасной техники. После этого меня уволили — с нарушениями всего.

Впрочем, в аварийной ситуации на горящем тепловозе Валерий Завертайло и его помощник отделались лёгким испугом. Александру Выродову, обработчику с трубопрокатного завода ПАО Интерпайп (бывший  им. Карла Либкнехта) так не повезло. Производственная травма – потеря части пальца – впоследствии вызвала серьезные осложнения: потерею чувствительности всей руки (т.н. синдром капрального канала). Но и это ещё не всё. На заводе отказались регистрировать несчастный случай на производстве, оформив травму как бытовую. Крайним в этом кровавом ЧП предсказуемо остался сам рабочий. «Нарушил п. 3.1. инструкции по охране труда – придерживаться личной осторожности» — цинично отписалась комиссия.

Таких историй в архиве «Горожанина» очень много, уж точно гораздо больше, чем хотелось бы. Что объединяет все эти случаи, уважаемые читатели? Ну кроме самодовольной, возведенной в «философию руководства» и «корпоративную этику» несправедливости, твёрдо и небезосновательно уверенной в своём праве сильного? Раскрою карты: объединяет их исход. Уволенная Оксана Черняк снова занимается с детьми в том же садике, Александр Выродов добился оформления производственной травмы по вине работодателя и выплаты компенсации,  восстановлен на работе и машинист Завертайло. Да, с сопротивлением, волокитой и скрежетом зубов влиятельных собственников и эффективных менеджеров, слышным даже в нашей редакции.

Что же пошло не так?

Волшебное слово, отвечающее на этот вопрос: профсоюз.

И написав это, я уверен, что читатели мне не поверят. И знаю даже, чем именно читатель будет свое недоверие аргументировать. «Да ну не бывает так, быть не может! У нас вот тоже на работе есть профсоюз, и – ох, тьху ты ж, ёб…» — скажет уважаемый читатель и будет, в общем-то, тоже прав. И знакомый нам бригадир Завертайло его правоту подтвердит:

— Да, есть, как мы называем, «банановые» профсоюзы, которые фактически защищают интересны работодателя и вызывают негодование.

— На протяжении 30 лет многие профсоюзы не выполняли своей функции, рабочий не чувствовал этой защиты, — объясняет депутат облсовета, бывший депутат ВР, инженер Сергей Баландин (г. Кривой Рог). —  А независимые профсоюзы малочисленны и работают разрозненно, потому что почти все они являются филиалами разных политических партий. Это тоже вызывает у рабочих разочарование. Так что время для наступления на профсоюзы выбрано удачно.

А как у них?

— В Бельгии, в Льеже, тоже есть Арселоровский металлургический завод, по нашим меркам небольшой – ок. 2 000 рабочих. И мне удалось пообщаться там с деятелями независимого профсоюза, — вспоминает Сергей Баландин. — Там профсоюзы очень большая сила именно потому, что нет сращивания профсоюза с собственником. Когда в 2014 г. в Бельгии хотели провести пенсионную реформу – только в Брюсселе вывели на улицы 100 000 человек. При том, что там мало больших предприятий и коллективов, рабочий класс у них небольшой, а в  основном средний и мелкий бизнес, сфера услуг, по 20-30 человек — но профсоюзы работают везде, и работают слаженно, очень дружные между собой. Этот митинг они организовали в один день. После этого даже разговоры о реформе прекратились. 

Сегодня профсоюзы там защищены законом не только государственным, но и ЕС. Но каждое право в Европе они выгрызали с боем. А нашим права в 1991-м упали с неба, они паразитировали, и сейчас пришли к своему логичному концу. Нам придётся пройти длительный путь и повторить опыт европейских рабочих, чтобы иметь эти сильные позиции. Думаю, что с принятием такого законопроекта формирование настоящего профсоюзного движения и борьба за права трудящихся только начнётся.

…но некоторые ровнее!

Таким образом, перемены в профсоюзной сфере нужны – это признают все. Но теперь, разобравшись в общих чертах в этой профсоюзной кухне, пусть уважаемый читатель попробует угадать: в чью пользу готовят изменения нынешний Кабмин и парламент, в виде законопроекта №2681?

Самое пикантное – урезания прав профсоюзов прописаны так, что ударит это прежде всего по независимым, а провластные, «жёлтые» профсоюзы смогут их обойти – считает Игорь Токовенко, глава профбюро профсоюза горно-металлургического комплекса (г. Новомосковск). — Лазейка простая: кроме закона, отношения с администрацией на каждом предприятии регулируются ещё коллективным договором, который администрация, разумеется, подписывает именно с удобными ей ручными профсоюзами.

 — В 99% помещения от работодателя получают «жёлтые» профсоюзы. Но есть 1%, который выбил их через суды, на основании Закона. В том числе наш профсоюз добился на одном из предприятий – теперь можем потерять, потому что эта норма из Закона убирается, а в коллдоговоре остаётся, — объясняет нехитрую ловкость рук профсоюзный лидер. — Что до взносов — я сторонник не западноевропейской, а «скандинавской» модели, где не работодатель из зарплаты, а человек сам платит взносы. Потому что на крупных предприятиях людей при приёме на работу загоняют в жёлтые профсоюзы, как крепостных, они даже не знают, в каком профсоюзе состоят, но взносы с них высчитывают. Но эта норма снова прописана неправильно — благодаря коллдоговору жёлтые профсоюзы смогут её обойти. Если мы хотим убрать это крепостное право, следует не просто убрать обязанность, а прямо запретить работодателю заниматься перечислением взносов в профсоюзы. Такая же ситуации и с отменой взносов и отчислений на оздоровление и культмассовую работу. По Конвенции МОТ, работодателям прямо запрещается финансировать профсоюзы, чтобы их не коррумпировать. То есть эта норма частично верная, но прописана катастрофически неправильно. Следует обязать работодателя и дальше тратить эти средства на финансирование социальной инфраструктуры, на культуру и оздоровление, но самостоятельно, минуя профсоюз, и чтобы эти траты освобождались от налогов.

Следующий блок – это вопросы изъятия в госсобственность имущества профсоюзов. Ранее принималось решение, что к пользованию им должны допускаться и независимые профсоюзы, но этого не сделано. Но есть риск, что попав в руки нынешней неолиберальной власти, имущество будет распродано, а не использовано в интересах людей труда. И эти статьи в Законе прописаны неграмотно – нужно определить, какой субъект будет им распоряжаться – МОЗ, Кабмин, но ни в коем случае не Фонд госимущества – это сразу оно уйдёт на приватизацию.

— Что планирует ваш профсоюз для защиты от этого законопроекта?

— Сейчас мы готовим свои поправки ко второму чтению, и будем входить в рабочую группу по подготовке изменений.

— Вы уверены, что эти поправки будут услышаны? Многие ваши коллеги жаловались на отсутствие диалога с законодателями.

— Диалог у нас есть, мы участвовали в подготовке законопроекта №2682 «Про забастовки и локауты», а также законопроекта про коллдоговоры. Другое дело, что они нас слушают, но делать пытаются всё равно своё.

Дамоклов меч увольнения

— Профсоюзная реформа – это только первый этап к принятию миловановского КЗоТа, — убеждён Сергей Баландин. – Прошлый раз была массовая реакция,  работодатели вынуждены были отсупить. Но были сделаны выводы: нужно ослабить профсоюзы. Потому что в любом деле нужна организующая сила. Вот предприниматели – они чувствуют себя классом, выступают, когда какой-то законопроект угрожает их интересам. А у рабочих, к сожалению, нет этого объединяющего чувства, зато есть дамоклов меч увольнения.

«Зачем они вообще нужны»?

В завершение хотелось бы дат слово тем людям, которые, несмотря на все вышеизложенные трудности, успешно защищают не только свои трудовые права, но и своих товарищей:

Валерий Завертайло:

— Восстановиться на работе мне удалось именно благодаря тому, что я был членом профсоюза «Свобода праці», и то после 16 месяцев борьбы. Но без поддержки, без союза нет защиты для работника. Поэтому вступать в независимый однозначно надо.

Оксана Черняк, член профсоюза работников образования:
— Когда меня уволили по массовому сокращению, наш профсоюз собрал актив, который не дал согласия на увольнение, то есть оно было незаконным. Председатель районного профсоюза ходила со мной на все суды, которые мы выиграли. Профсоюз нужен, потому что каждый отдельный работник не может иметь всех этих юридических знаний. И сейчас, когда начался карантин и люди не знали, что будет с работой – нас не выгнали за свой счёт (а попытки были) благодаря тому, что профсоюз образования выступил, со ссылками на нормативные акты, доказал, и мы продолжали работать дистанционно.

Александр Выродов, член профсоюза «Спартак»:

— Профсоюз помогает тем людям, которые не дали начальству себя запугать и знают, чем он может помочь, а не надеются на дешевые путёвки. В первую очередь это моральная поддержка при запугиваниях, во-вторых юридическая — в суде при незаконных увольнениях, переводах, взысканиях. Например, меня не удалось уволить, так попытались перевести на ниже оплачиваемое место. Это общение в интересах рабочего с начальством – поскольку не каждый может так говорить, выдерживать давление, юридически грамотно формулировать свою позицию. Я уже научился, уже выступаю сам, когда нужно поддержать коллег.

Григорий Глоба

Газета ГОРОЖАНИН