Шахтёрский протест под судом олигархии: часть 3

Продолжаем следить за «эпохальным» судом в Кривом Рогу, где руководители Железнорудного комбината пытаются покарать шахтёров за требования достойной зарплаты и безопасных условий труда.

Протестующие

Очередное заседание продлилось ок. четырёх часов, однако к вынесению решения не привело.

(Читайте также: Работать, молчать, не возмущаться! Шахтёрский протест под судом олигархии: глава вторая и не последняя )

Судья Дехта не принял отвод на себя самого, заявленный ответчиками, предсказуемо решив, что вовсе он не настроен в пользу градообразующего предприятия, и вовсе не оглядывается на его представителей при каждом своём слове и действии.

Судья Дехта

Большую часть заседания заняло выступление председателя профсоюза горняков (НПГУ) Михаила Волынца и вопросы к нему. Судя по многочисленным вопросам сомнительного касательства к делу, адвокаты КЖРК решили взять оппонентов измором.

Наиболее феерический вопрос звучал так:

— Почему вы позволили, чтобы люди бастовали, вам не стыдно?

Тем временем всплыл интересный итог работы комиссии, проверявшей технику безопасности труда.

— Глава комиссии Андрей Рябика «не заметил» наиболее серьёзных нарушений на шахтах, где регулярно происходят аварии с гибелью и травматизмом работников. Зато сразу после этого трудоустроился в КЖРК  на непыльную должность зам председателя по охране труда  – очевидно, столь «внимательные» специалисты там востребованы, — смеются шахтёры.

«Работодателя интересует только прибыль»

Из объяснения, поданного в суд представителем первичной профорганизации НПГУ Александром Мотузом:

Уже давно на шахтах КЖРК ситуация с оплатой труда, охраной труда, промышленной безопасностью, гигиеной – является критической. Уже давно рабочие разными способами пытаются привлечь внимание администрации и компетентных органов к ситуации на предприятии, но все их попытки были тщетными, все нарушения требований законодательства со стороны администрации замалчивались, а часто коррумпированные компетентные органы на местном уровне были не способны что-то изменить в пользу работников.
Истцу точно известно, к каким именно проблемам и нарушениям пытаются привлечь внимание работники, предприятия, но истец делает всё возможное для концентрации внимания окружающих не на существующих на предприятии проблемах, а на обсуждении законности действий протестующих. Истец уделяет чрезвычайное внимание нормативно-правовому регулированию вопроса организации и проведения забастовки, но при этом ни в коей мере не способствует устранению протестных настроений работников своего предприятия – то есть навязывает определённые процедуры решения спорных вопросов, забывая о сути и причинах конфликтной ситуации. Работодателя в данном случае интересует только прибыль, и только протестами можно его вернуть к соблюдению на предприятии трудового законодательства.

Практика решения коллективных трудовых споров в соответствии с требованиями Закона «О порядке решения трудовых споров» на других предприятиях нашего города показывает, что после прохождения большого количества формальных процедур работники фактически не получают реальных улучшений условий труда. Работники не верят в эффективность установленного указанным законом порядка, поэтому выбрали более эффективный способ выразить свой протест.

Именно вследствие организованного протеста работников и придания огласке, были вскрыты многочисленные нарушения законов об охране труда администрацией предприятия, события привлекли внимание общества и руководства страны, по поручению премьер-министра Госслужба труда провела проверку на шахтах КЖРК, руководители предприятия согласились на переговоры с протестующими работниками при участии народных депутатов и государственных должностных лиц.

Отечество в опасности!

Отчаявшись доказать какую-либо вину шахтёров в суде, классовые вражины пошли по проверенному пути заводчиков и фабрикантов столетней давности: переложить свои проблемы с недовольными рабочими на плечи власти, а для этого — «пришить политику»  и натравить на рабочий протест жандармов, или кто там сейчас присматривает за бунтующей супротив престола чернью.

Иначе чем объяснить донос о «массовых беспорядках», по которому полиция услужливо открывает криминальное производство? Для нагнетания атмосферы и доказательства, что экстремизм в городе действительно поднимает голову, в суд поступают анонимные звонки о минировании, а судьи начинают жаловаться на давление. Расчёт безотказен – звонки, может, и анонимные, но производство открыто на конкретных шахтёров, и осадочек, как в известном анекдоте, останется.

Выступая в качестве свидетеля, Михаил Волынец подтвердил, что никаких подстрекательств к беспорядкам или штурму горсовета на акциях протеста не было. Да и быть не могло, ибо тогдашний мэр Юрий Вилкул шахтёров активно поддерживал.

Хотим предупредить анонимных работодателей: ставка на жандармов у их предшественников прошлого века кончилась плохо. Не стоит размахивать пугалом народного бунта, если не хотите вызвать настоящий.

Очередное заседание назначено на 10 марта.

Григорий Глоба