Семен Глузман: «Тоскливо и горько наблюдать безволие и суицидальное поведение новой власти»

Иногда я вслух говорю: «И зачем я трогал советскую власть? Зачем в лагере, как мог, сопротивлялся её жестокости?» Сегодня в мельтешении и жадности украинских политиков- мздоимцев я начинаю сожалеть о своей проведенной в лагерях молодости.

Я, врач, хотел чистоты и диагностической ясности в своей профессии. Хотел свободы слова и справедливости. Но были в той стране и другие, лишенные подобных романтических чувств. Был академик Снежневский, легко и просто ставивший диагноз шизофрении десяткам совершенно здоровых людей. Был генерал КГБ Федорчук, очищавший советскую Украину от «националистической заразы». На самом деле – от возродившейся сквозь асфальт многолетних репрессий светлой украинской интеллигенции.

Многих моих лагерных друзей уже нет. Ушли в мир иной. Я – выжил. Зачем? Чтобы в наступающей старости своей противостоять американской гражданке, намеренно выбрасывающей из больниц тысячи ни в чём не повинных психически больных украинских граждан? На улицу, в голод и холод, в грязь и скорую смерть.

Тогда, в брежневском СССР такое было невозможным. Сейчас, в независимом украинском государстве – возможно. Сегодня я, начитавшись умной юридической литературы, знаю: справедливость – категория патетическая, в обыденной человеческой жизни она не существует. Именно поэтому в моей стране спокойно живут, не боясь правосудия, Порошенко, Гладковский, Микитась. И американская гражданка Супрун.

Советская власть была злой и мстительной. Даже в своём смягчённом, брежневском варианте. И очень глупой, что и привело её к самоликвидации. Тоскливо и горько наблюдать безволие и суицидальное поведение новой власти. Сто лет назад в Украине происходило нечто подобное. Неужели опять?