Парковочные страсти: недавняя 60-я сессия горсовета Днепра, по сути, была посвящена одной теме

Депутаты оптом и не вникая проголосовали все решения, связанные с бюджетом и планами социально-экономического развития города, но затормозили на парковочном тарифе

Вне зала и без мэра

Сессия уже который раз проходит не в помещении, а под открытым небом, во внутреннем дворе мэрии. В Верховной Раде и остальных городах страны депутаты давно вернулись в залы заседаний.

— Я рад вас видеть после отпуска. У меня его в этом году не было, — сказал мэр Борис Филатов, открывая сессию.

Далее мэр принялся перечислять проекты решений, которые вынесены на рассмотрение депутатов с нарушением срока публикации на сайте городского совета. Таких традиционно оказалось немало.

— Прошу принять повестку дня за основу. Если нет предложений и замечаний, то… — начал было Филатов, потом резко прервал сам себя: — Мне нужно будет отойти на минуточку. Я вернусь.

Мэр, и это тоже уже стало традицией, покинул сессию, но обратно в итоге так и не вернулся. Депутаты проголосовали за повестку дня в целом, договорившись, что будут принимать решения блоками. Исключением стали только несколько проектов решений.

Оптом и без обсуждений

— В финансово-бюджетном блоке у нас решение о внесении изменений в бюджет и в программу социально-экономического развития, вопросы об осуществлении займа и решение об уменьшении размера паевого участия. Еще есть решение об уменьшении ставки земельного налога для определенных категорий землепользователей, — перечисляет проекты решений из первого блока Санжара.

Вопросов к проектам решений ни у одного из депутатов не возникло.

— Второй блок у нас связан с первым. По сути, это его расшифровка. У кого есть вопросы? – спросил Санжара у депутатов.

Вопросов у депутатов не оказалось.

— У нас есть в этом разделе один пункт, который касается внесения изменений в программу исполнения судебных решений согласно решению суда. Чтобы мы могли рассчитаться по определенным долгам, которые возникли в 1994 году. А депутаты сами принимают решение — голосовать за это решение или нет. Но есть замечания от авторов проекта решения и от меня тоже, — говорит Санжара, как бы подсказывая депутатам, что голосовать за проект решения им не стоит.

Секретарь горсовета передал слово директору департамента правового обеспечения Артему Павлову.

— Проект решения подготовлен на основании решения Бабушкинского райсуда 2012 года. Его вынес судья Бибик, который сейчас где-то на территории Крыма находится, — принялся сбивчиво рассказывать Павлов. – Эти определения были признаны решением арбитражного чешского суда в 2011 году. Мы с этим решением не согласны. И находимся в постоянных судах. Окончательных решений там нет. С городского совета примерно 9 миллионов гривен пытается взыскать компания «Евро-Экология». Основанием для этого были договоры 1994-1996 годов, когда был Николай Швец. Это бартерные договоры покупки запчастей для городского электротранспорта. Мы не соглашаемся с этими решениями, так как имеются признаки государственного заказа. Подобные споры должны рассматриваться в национальных судах. А там специально было арбитражное предостережение, которое позволило рассматривать дело в арбитражном суде Праги. Поэтому мы подготовили это решение, так как это нас обязал сделать суд. А депутаты уже дальше принимают решение.

Депутатов решение суда не заинтересовало. Вряд ли они могли вникнуть в суть на основании сбивчивого рассказа Павлова, кроме той части, что голосовать за решение не нужно, но уточняющих вопросов ему никто не задал. Решение о внесении изменения в программу исполнения судебных решений депутаты не поддержали.

— Так, теперь у нас третий блок, — сказал Санжара и принялся перечислять вошедшие в него проекты решений.

Без обсуждений депутаты проголосовали за третий блок и перешли к рассмотрению четвертого. А в нем скрывался вопрос о тарифе за парковку.

Начинаем спорить

— Хочу коротко объяснить по оплате парковки, — начал Санжара. – Есть решение исполкома, которое устанавливает ставки сбора за паркование в размере 10 и 15 гривен в зависимости от расположения парковки. Когда исполком принимает такое решение, он руководствуются расчетами, которые предоставляют операторы. Но сейчас городской голова проводит много встреч с жителями, и есть много предложение по поводу парковок. Одно из предложений – не штрафовать за первое нарушение.

Второй просьбой горожан, по словам Санжары, является снижение тарифа на паркование.

— Снизить хотим до 10 гривен за час. Предлагаю проголосовать за решение, — сказал секретарь.

При этом он сделал вид, что забыл о решении суда, которым признаны противоправными и недействительными все решения исполкома об утверждении парковочных тарифов. Так что это не жители попросили мэра, это суд обязал горсовет не нарушать порядок принятия регуляторных актов.

— Предлагаю внести поправку в данное решение, — сказал депутат Загид Краснов. – Третий пункт изменить и вместо 10 гривен за час паркования сделать 0 гривен. Кроме того, я хочу отметить, что подобные услуги (в частности говорю об услуге паркования) должны оказываться коммунальным предприятием. Деньги от парковок должны поступать в бюджет, а не на счета частной компании.

— У нас есть специалисты, которые могут объяснить, за что конкретно берут деньги операторы? – спросил Санжара.

Микрофон передали директору КП «Горавтопарк» Дмитрию Омельченко.

— По поводу предложения депутата Краснова хочу ответить: если принять такой тариф, то город потеряет как минимум 18 миллионов гривен. Это налог, который утверждает город и ставит в обязательство оператору услуги паркования, — говорит Омельченко. А дальше паковочного начальника просто понесло: – Это ограничит в мотивации автомобилистов и владельцев личного транспорта посещать центральную часть города. В рамках той автомобилизации, которая у нас существует, массовость посещения транспорта будет огромной. Соответственно, будет огромное количество нарушений ПДД. И будет у нас то, что мы наблюдаем в голливудских фильмах: хаотическое движение транспорта, массовые нарушения и огромное пробки.

— За какие услуги оператор получает деньги? Какие именно это услуги? – спросил Краснов.

— Он получает деньги за то, что предоставляет услугу паркования, — ответил Омельченко. – За то, что следит за санитарным состоянием парковок, за то, что организовывает процесс работы парковок. Оператор ставит соответствующее оборудование на парковках, предоставляет городу несколько форматов оплаты услуги. И так далее и тому подобное.

— Всю разметку на парковках наносит КП «Горавтопарк», — говорит Краснов. – Не частное предприятие, которое деньги за парковки собирает, а коммунальное.

— Ну вот же объясняет представитель «Горавтопарка», что не коммунальное, а частное, — кинулся спасать Омельченко Санжара.

— Контролируют оплату парковки сотрудники городской службы — инспекции по парковкам. Эта инспекция финансируется из городского бюджета, — напомнил Краснов. – Мы выступаем за бесплатные парковки. Ну а уж если платить за парковку, то давайте платить коммунальному предприятию, а не частникам. А еще по поводу стоимости парковки. Вы говорите, что 10 гривен – это мало. Нет. В Харькове, к примеру, 5 гривен стоит парковка. Как высчитали, что у нас парковка должна стоить 10 гривен? Почему 10 гривен?

«Социальная логика»

— Логика в целом – это не коммерция. Тут более социальная логика. Заключается она в том, чтобы убрать лишний транспорт из центра города. Он тут не нужен, — решительно поделился своими взглядами на жизнь горожан Омельченко. — Он даже не нужен тем людям, которые живут в центре. Коммунальщики сделали ремонт, приехала машина и убила всю инфраструктуру. Так что логика не в том, чтобы загнать кого-то на парковки, а в том, чтобы туда никто не ехал. Поэтому и взимается плата за парковку.

— А в чем логика, когда мэр говорит, что у нас не хватает денег в бюджете и при этом деньги, которые город может зарабатывать на парковках, мы даем зарабатывать частнику? – спросил Краснов.

— Частной компании идет тот процент, который законодательно утвержден, — говорит Омельченко.

— Да этот процент в десять раз, если не больше, превышает поступления от парковок в бюджет, — возмутился Краснов.

— В 2016-2017 годах парковками занималось как раз коммунальное предприятие. И это было убыточнее мероприятие. И тогда мы посмотрели практику других городов и решили, что будет частная компания. Все с частными компаниями работают, — говорит Омельченко.

— Вы врете. В Барселоне сбор от парковок поступает в бюджет города. В Лондоне то же самое, — спорит Краснов.

— Нет. Там даже штрафуют частные компании, — уверяет Омельченко.

— Повторяю, деньги за парковку там идут в бюджет! – настаивает Краснов. – Не частнику, а в бюджет! Вы стоите и сочиняете!

— Мы поставили оператору требования. Он их выполняет, — невпопад ответил Омельченко.

Парковочная арифметика

После Краснова вопросы Омельченко принялся задавать Санжара.

— Вы сказали, что город потеряет около 18 миллионов гривен, если тариф на парковку будет равен нулю, — говорит Санжара. – Эти деньги сразу идут в бюджет?

— Это плановая цифра парковочного сбора, — сказал Омельченко.

— Кроме парковочного сбора наша инспекция по парковкам собирает штрафы за нарушение правил паркования. Какова сумма штрафов в год примерно? – спросил Санжара.

— Это начальник инспекции сможет ответить, — сказал Омельченко. – А я только хочу отметить, что в инспекции работают наши горожане и получают приличную зарплату.

Микрофон передали начальнику инспекции по парковкам Владимиру Бацуну. Он сообщил, что за 2020 год бюджет города получил от тех, кого инспекторы посчитали нарушителями правил паркования, штрафы в размере 15 миллионов гривен.

— В общем, парковки приносят городу 32 миллиона гривен в год. В виде парковочного сбора и штрафов. При этом сейчас можно нормально в центре припарковаться, — говорит Санжара.

— Да! Вот приезжаешь в городской совет — и всегда можно найти себе место, где припарковаться, — подтвердил Омельченко.

К дискуссии присоединился депутат, экс-заместитель мэра Александр Шикуленко, который несколько месяцев назад оказался в немилости у руководства города, после чего резко сменил риторику и принялся критиковать действия своих бывших коллег.

— Все готовы платить за парковку. В среднем в центре занято около 5 тысяч парковочных мест. Это 10 гривен в час. То есть за один час владельцы авто платят около 50 тысяч гривен. Давайте умножим эту сумму на 12 часов работы парковки. Это около 600 тысяч гривен в день!

Санжара, который до этого демонстрировал практически полное неведение в вопросах работы рынка парковок, вдруг внезапно вспомнил, что в городе есть абонемент на парковки, который сам по себе стоит дорого, но при этом позволяет чиновникам хвастаться снижением стоимости за час парковки.

— У вас есть парковочные абонемент? Вот вы говорите, что стоит 5 тысяч человек. И у всех есть парковочные абонементы. Какая стоимость часа будет тогда? – спросил Санажра.

— Нет у всех парковочного абонемента, — ответил Шикуленко. – Ладно, давайте уменьшим эту сумму до 200 тысяч гривен в час. В месяц это уже 6 миллионов гривен! За год, так сказать, мимо кассы проходит около 100 миллионов гривен! Все готовы платить за парковку, но при условии, что все заплаченные деньги до единой копейки будут идти в городской бюджет.

Шикуленко призвал коллег голосовать за решение, которое отменяет парковочный сбор.

Защищать право частной компании собирать с горожан по 10 гривен за парковку вышел директор департамента транспорта Игорь Маковцев.

— Вы умножили какие-то цифры на какие-то деньги. При этом совершенно не вникая в вопрос, — обратился к Шикуленко Маковцев. – Есть закон, который регламентирует эти отношения.

Далее последовали арифметические чудеса от директора департамента транспорта.

— Даже если получаем, по вашим подсчетам, 6 миллионов гривен с парковок в центре в месяц, то в год – это 70 миллионов, — высчитал Маковцев. – А вам говорят, что 32 миллиона из этих денег заходит в бюджет!

В бюджет в город заходит, увы, не 32 миллиона из средств, которые получает оператор парковок, а 18 миллионов. Еще 15 миллионов – это штрафы, которые платят водители за нарушение правил паркования.

Забота о сотрудниках кипрского офшора

— А как оператору людям зарплату платить? Выгнать людей на это время? А потом, через время, когда тариф заново утвердят, снова их нанимать? – распереживался за сотрудников кипрской компании «Паркт Сервис Группе» Маковцев.

Может быть, откроем директору департамента Америку, но руководство городских теплопоставлящих коммунальных предприятий, таких, например, как «Комэнергосервис» и «Теплоэнерго», с приходом нового руководства города начало применять практику, описанную Маковцевым. Сотрудников коммунальных предприятий, которые десятилетиями обслуживают систему теплоснабжения в городе, с окончанием отопительного сезона, как котят, вышвыривают на улицу, оставляя без средств к существованию, а к началу нового сезона снова нанимают на работу. И никто особо не задумывается о сложности ситуации, в которой ежегодно оказываются рядовые коммунальщики. Почему их не жалко, а сотрудников частной компании, которая занимается парковками, жалко?

— Вы предлагаете выгнать людей на несколько месяцев, чтобы провести регуляторную процедуру! – возмущается Маковцев. – Регуляторная процедура – это не меньше 4-5 месяцев! Давайте устроим на пять месяцев Шанхай. Вы бросаетесь какими-то цифрами, не вникая в вопрос. Там не так много денег, поверьте.

Эмоциональная речь Маковцева заслужила жиденькие аплодисменты депутатов-однопартийцев. Кто-то из депутатов предложил поскорее голосовать. Слово взял вице-мэр, депутат Михаил Лысенко.

— Понятно, что вся эта мнимая активность связана со стартом избирательной кампании. Мы услышали, что все денежные средства уходят в какие-то офшоры. Загид Краснов сказал, что деньги уходят мимо бюджета. Руководители «Горавтопарка» и инспекции по парковкам сообщили, что сумма около 38 миллионов гривен от парковок поступает в бюджет. Получается, кто-то врет: либо депутат Краснов, либо руководители КП и инспекции, — сказал Лысенко. – Чтобы убрать все кривотолки, предлагаю: пусть опубликуют отчет, сколько денег за 2019-2020 годы поступило в бюджет от парковок. Если это не является банковской тайной, то с указанием расчетных счетов. И посмотрим тогда: они в Кипре, в Лондоне или в офшоре.

— Политической подоплеки тут нет. Мы этот вопрос поднимали еще в 2017 году. Тогда, к слову, Санжара говорил, что услугой являются те люди, которые ходят в жилетах и собирают деньги.

— Я такое говорил? Я применял слово «жилетки»? Ну, Загид Геннадьевич, я помню, что говорил, — возмутился Санжара. – Давайте запись посмотрим.

— Давайте посмотрим, конечно! – согласился Краснов. – Но речь сейчас о другом. Я сказал, что в офшорные компании попадает значительно больше денег от днепровских парковок, чем в бюджет города. А не так, как сказал Михаил Лысенко. И последнее: ответьте мне, пожалуйста, сколько инспекция по парковкам платит за программу, которая позволяет понять, кто оплатил парковку, а кто нет? Миллион гривен?

Дорогая программа

— У нас заключен договор с компанией, которая мониторит… — начал Бацун.

— Сколько денег вы платите за это? – перебил Краснов.

— Порядка миллиона гривен, да, — подтвердил Бацун.

— И вот этот миллион уходит на их вторую компанию, которая держит эту платформу электронную! – говорит Краснов. – Получается, что бюджет от парковок ничего не получает! Попадают какие-то деньги в бюджет, а потом их отдают за использование программы, которая позволяет налагать штрафы на наших горожан. 12 миллионов в год. В итоге что зарабатывает город?

— В Киеве покупают систему более чем за 100 миллионов. Вы готовы платить такие деньги? – спросил Дмитрий Омельченко у Краснова.

— Слушайте, даже если это миллиард гривен, то мы с него ни копейки не имеем, — сказал Краснов. – То, что поступает в бюджет, уходит через другую платформу за программное обеспечение! Что вы на это скажете?

— Я вам уже ответил, — ответил Омельченко.

В защиту тарифа на парковки выступил депутат Сергей Никитин. При этом он потребовал, чтобы была предоставлена информация о том, куда направляют деньги, которые остаются в городском бюджете от поступлений в виде парковочного сбора и штрафов за нарушение правил паркования.

За тариф в размере 10 гривен депутаты все-таки проголосовали.

После оптом и без обсуждений они проголосовали за оставшиеся проекты решений и разошлись по своим делам.

Ольга Фоменко

Газета ГОРОЖАНИН