Неизвестные генералы Гражданской войны в Екатеринославе

Обзор исторических открытий, касающихся нашего города

Войска на вокзале

Губернатору вернули имя

«Губернский староста генерал-майор Черников» — эта подпись стоит на сохранившихся документах времён недолговечной «Украинской державы» генерала Скоропадского (апрель-ноябрь 1918 года). Генерал регулярно сообщает в Киев о грабежах и бесчинствах австро-венгерских оккупационных войск, жалобах оставшихся без хлеба крестьян, сухо перечисляет количество расстрелянных карателями, арестованных, выпоротых. И как результат, осенью 1918 года — о безрезультатных боях австрийцев с новым предводителем восставших, неким Махно. Однако этой подписью под рапортами и ограничивались все наши знания о главе губернии. Ещё в 2018 году краеведы жаловались на невозможность установить даже его имя и отчество.

Но в том же 2018 г., доктор исторических наук Андрей Ганин (Институт Славяноведения РАН) впервые опубликовал выдержки из ни много ни мало рукописи воспоминаний Ивана Ивановича Черникова «Екатеринославский поход», обнаруженной при исследовании белоэмигрантских архивов в Колумбийском университете (США) [А. Ганин, История Екатеринославского центра Добровольческой армии 1918-1919 гг]. К сожалению, в нынешних политических условиях украинские историки предпочли не заметить этого открытия, а рукопись екатеринославского губернского старосты до сих пор остаётся не опубликованной. Лишь на википедии появилась, наконец, лаконичная справка о бывшем руководителе губернии.

Судя по доступным урывкам биографии, Иван Иванович был скорее военным педагогом, нежели боевым офицером, и потому ярких следов в истории не оставил. С 1889 года он – младший офицер Чугуевского юнкерского училища, затем – офицер-воспитатель и командир роты Воронежского кадетского корпуса. Очевидно, что такой человек был мало подготовлен для управления огромной губернией в условиях гражданской войны «всех против всех» и разгорающихся крестьянских восстаний. По воспоминаниям министра внутренних дел Украинской державы В.Е. Рейнбота, «Екатеринославский [губернатор] Черников – прекраснодушный, хлебосольный помещик, центральное внимание сосредоточивал на взаимных пышных приемах с германским генералом» [Записки бывшего министра//Гетман  П.  П.  Скоропадский.  Украина  на  переломе:  сборник документов, 2014]. Да и при желании он мало что смог бы сделать – невмешательство в «военные и экономические мероприятия» интервентов было основным условием их поддержки «Украинской державе».

По свидетельствам белогвардейцев, Черников, как и многие кадры Скоропадского, «всегда оставался по духу офицером единой русской армии», и оказывал прямую помощь резидентуре белогвардейской Добровольческой армии. Руководителя секретного «Екатеринославского центра» белогвардейцев полковника Перфильева он даже трудоустроил инспектором «державной варты» (полиции), а других офицеров – своими адъютантами. Сам Иван Иванович при составлении мемуаров не видел ничего странного в такой кадровой политике и в том, что все просьбы белогвардейцев о выдаче денег удовлетворялись им полностью – по его словам, это было не только личной инициативой, но и вполне соответствовало политике гетмана, стремившегося «завести свою русскую армию».

О том, как слабо Иван Черников разбирался в политике за пределами высшего общества, говорит то, что анархистов Махно он в своих рапортах именует большевиками [Донесение екатеринославского губернского старосты 21 ноября 1918//Вопросы Германской истории, Д, 2011, с. 138].

После краха немецкой интервенции и марионеточного гетманства генерал Черников и его 14-летний сын вместе с офицерами 8-го корпуса генерала Васильченко с боями пробились в Крым к белогвардейцам. Весьма своевременно, ибо взявшие город петлюровцы начали с резни оставшихся офицеров и членов их семей. Однако более он не фигурирует в действующей белой армии – очевидно, война была всё же не его стихией.

Фотографий губернского старосты история не сохранила, однако сохранились кресты с гербом нашего города, которыми Врангель награждал офицеров за успешное отступление из Екатеринослава – Иван Иванович и его сын, как участники похода, вполне могли такой носить.

Екатеринославские белогвардейцы в обороне Перекопа

Генерал-майор Игнатий Михайлович Васильченко (или генерал-хорунжий, на украинской службе) – фигура, казалось бы, хорошо известная историкам и сыгравшая важную роль в боях в Екатеринославе конца 1918 года. Даже в альбоме униформы «Войска ясновельможного пана гетмана» украинского военного историка Я. Тинченко есть его изображение в гетманской форме на фоне Потёмкинского дворца, где и располагался штаб «украинского корпуса». Однако биография этой известной фигуры пестрит белыми пятнами и напоминает интересную книгу, в которой не хватает первых и последних страниц.

Непонятно, кто и как произвёл полковника Васильченко в генералы. Командующим 5 кавказского корпуса он стал в 1917 году по выбору собственных солдат. Во всех публикациях его генеральство исчисляется с 21 ноября 1917 года, когда ни белой армии, ни армии гетмана Скоропадского ещё не было, а старой русской армии уже не было. Да и не признавали в деникинской армии украинских чинов (приказ №351 от 17.05.1919), а Игнатий Михайлович после развала гетманской армии в чине генерала командовал у белых 34-й дивизией в 1919 г. – значит, его погоны были для Деникина вполне «настоящими».

Напомним, что 34-я пехотная дивизия белых также имеет прямое отношение к нашему городу – сформирована из ветеранов довоенной 34 дивизии, стоявшей в Екатеринославе. Её старинные казармы сохранились на территории нынешнего университета МВД на пр. Гагарина. и названа в её честь. Её полки тоже получили старые названия — Феодосийский, Симферопольский, Керчь-Еникальский и Таганрогский.

В справочнике А. Ганина «Корпус офицеров Генштаба в годы Гражданской войны» и базах данных Белого движения историка С. Волкова указано, что Васильченко расстреляли в ходе красного террора после взятия Крыма в ноябре 1920, а в биографиях на Википедии и ряде военно-исторических сайтов — что он погиб при отступлении белых из Одессы 15 января 1920 г.

Старые казармы Феодосийского полка на пр. Гагарина помнят бои Гражданской войны

Последнюю версию, несмотря на её проникновение на солидные ресурсы, можно отмести сразу.

Во-первых, 15 января, считающийся днём гибели Васильченко «при отступлении из Одессы», Красная армия будущего маршала Егорова подходила только к Кривому Рогу и Апостолово, и лишь 6 февраля она вышла к Одессе.

Во-вторых, по мемуарам генерал-лейтенанта Якова Слащёва (прототип булгаковского генерала Хлудова), его корпус, в который входила и 34 дивизия Васильченко, после отступления из Екатеринослава в конце 1919 г. (уже второго для Васильченко) получил приказ идти в Крым и готовиться к его обороне. Кстати, насчитывала солидно звучащая 34-я дивизия, по признанию того же Слащёва, всего 1200 штыков, то есть по численности являлась полком. Попытки командования нагрузить его также защитой Северной Таврии Слащёв решительно отверг, как совершенно нереалистичные. Таким образом, оказаться под Одессой Игнатий Васильченко не мог. Возможно, кто-то из некрепких памятью мемуаристов перепутал его с погибшим в окружении под Одессой генералом Петром Васильевым, но и это случилось уже в феврале.

Сам командующий Крымским корпусом пишет, что Васильченко руководил силами на Перекопе и в конце января был заменён князем Н.П. Стокасимовым из-за болезни [Я.А. Слащёв-Крымский, «Белый Крым 1920», М. «Наука» 1990, с 55].

Очевидно, замена командующего была временной, ибо, по данным кандидата исторических наук Тинченко, к моменту прорыва Перекопа красными Игнатий Васильченко снова возглавлял дивизию, ещё более сократившуюся из-за дезертирства насильно мобилизованных. 34-я дивизия находилась в резерве Врангеля, и безуспешно пыталась контратаковать красные войска, форсировавшие Сиваш.

Совсем недавно, в 2021 году, Ярослав Тинченко опубликовал исследование «12 тысяч: крымские расстрелы 1920-1921 гг» с приложением расстрельных списков. В протоколе заседания тройки особого отдела 13-й армии «По обвинению в службе у белогвардейцев и активном содействии контрреволюции» под №139 значится Васильченко Игнатий Михайлович, генерал-майор генштаба.

 «Принимая во внимание доказанность обвинения всех вышепоименованных в количестве 273 человек врагов трудового народа расстрелять». Приговор вынесен 27 ноября 1929 года – эту дату и можно считать днём смерти бывшего командующего VIII украинским корпусом, поскольку чаще всего приговоры приводились в исполнение в 24 часа.

Этого, достаточно способного, генерала любители военной истории до сих пор уважают – одни за успешную украинизацию Кавказского корпуса в 1917-м, другие за столь же успешную «русификацию» и перевод его к белым в 1918-м. Однако с единственной сохранившейся фотографии Васильченко, которая на самом деле групповая, и русские, и украинские историки старательно ретушируют немецких «союзников» — дабы не ломали своими Железными крестами патриотический пафос. Вместе с Васильченко на этом снимке присутствуют будущий министр обороны Германии Грёнер, бывший царский генерал и военный министр Украинской державы Рагоза, и многие другие исторические фигуры.

Игнатий Васильченко — в центре второго ряда

«Подпоручик Киже» по-екатеринославски

По краеведческим публикациям советских лет, в апреле 1918 г. немцами, захватившими город Екатеринослав, командовал некий генерал фон Арн.

Речь фон Арна перед «освобождёнными от большевистского ига» и его разговор с городским головой Осиповым со ссылкой на протокол городской думы цитируется, например, в воспоминаниях председателя Екатеринославского горсовета Василия Аверина [Лiтопис революцii, 1928 г. №33, с. 235]. Генерал обещает «освобождённым» не вмешиваться во внутренние дела, однако тут же угрожает закрыть городские газеты, если они будут настраивать население «против немецких войск, прибывших с мирными целями». От расправы с пленными красногвардейцами, шокировавшей даже буржуазную думу, он открестился, возложив вину на отряд «вольных казаков» атамана Гавриила Горобца.

Хотя его существование задокументировано при множестве свидетелей и на историю «генерала Харькова» не похоже — настораживает, что нигде больше, кроме истории взятия Екатеринослава, в т.ч. на немецкой Википедии, такой генерал не упоминается.

Зато упоминается генерал-лейтенант Густав фон Арним, командующий 20-й дивизией ландвера, то есть немецких резервистов. Классический представитель прусского юнкерства — сын и внук генералов, наследник знатного и древнего рода, давшего германской империи несколько десятков вояк, а также известную писательницу XIX века Беттину фон Арним. Получив отличное образование и докторскую степень по праву, Густав фон Арним предпочёл, однако, пойти по стопам предков на военную службу.

Густав фон Арним на позициях под Ростовом

То ли незнакомую фамилию сократили торопливые писари военных лет, то ли первым историкам Гражданской войны досталась бумажка с оборванным краем — но «урезанный» генерал фон Арн до сих пор гуляет по научным и журналистским публикациям, и в своё время автор этих строк тоже не избежал повторения такой ошибки.

Именно 20-я дивизия участвовала в немецкой интервенции в 1918 году, однако надолго в нашем городе не задержалась, оставив Екатеринослав австро-венгерским союзникам и стремительно наступая дальше на Синельниково, Таганрог и Ростов-на-Дону. Потому фамилию «освободителя» горожане выучить не успели, да и вместо 20-й дивизии ландвера в местной исторической памяти остались быстро промелькнувшие абстрактные немцы – что отнюдь не облегчало поиски. Под настоящей фамилией немецкий командующий кратко упоминается в мемуарах белогвардейского генерала Краснова «Всевеликое войско Донское» – с оным войском у Густава фон Арнима сложились вполне дружеские дипломатические отношения. Беседы с фон Арнимом «на общеполитические темы» упоминает также донской полковник (впоследствии генерал) М. А. Измайлов. По его словам, немецкое командование, в отличие от играющей в демократию Антанты, поощряло именно монархические настроения среди офицеров в надежде создать дружественное Центральным державам русское царство, а также активно поддерживало «своих» белогвардейцев оружием, боеприпасами и финансами [Из доклада генералу Богаевскому 31 июля 1918//Красный архив, т. 67, 1934, с. 127]. Планы эти, как известно, не осуществились. Завоеватель Екатеринослава и Ростова умер в 1932 году. Но ещё один представитель этого плодовитого на генералов рода, генерал-полковник Ганс-Юрген фон Арним, придёт на Украину в 1941, участвуя в битве за Киев.

(За советы и подсказки спасибо участникам интернет-сообщества «1917. История революции и гражданской войны», и лично д.и.н. А. Ганину и к.и.н. А. Куприянову)

Григорий Глоба