«Наказать лидеров»: Шахтёрский протест и олигархическое правосудие

Кто не желает жить в дерьме –
Пусть коротает век в тюрьме,
Искореним бунтарство!
Кто объявляет бой дерьму,
Тот посягает на саму
Основу государства!
(Л. Филатов, сказка о Федоте-стрельце)

Протест шахтёров криворожской шахты «Октябрьская», 3 сентября отказавшихся выходить на поверхность, продлился 43 дня. К нему присоединились ещё три шахты местного Железорудного комбината – всего протест охватил 417 человек, не считая тех, кто выражал свою поддержку на поверхности, на выступлениях и митингах перед администрацией. В результате собственникам пришлось согласиться на повышение зарплаты. Также администрация пообещала не преследовать участников акции. Однако поверить на слово украинскому бизнесмену – самому себя обмануть, и ещё прежде, чем протестующие успели подняться на поверхность, им пришли повестки в суд за «незаконную забастовку». КЖРК принадлежит Коломойскому и Ахметову, и при необходимости загнать рабочих в стойло непримиримые олигархи слились в страстном единении.

Собственник наносит ответный удар
Из 417 активных протестующих ответчиками по иску стали 10 человек, некоторые из которых даже не участвовали в «подземном» протесте. Почему именно с них вознамерились скачать «компенсацию ущерба»? На это не может ответить даже адвокат комбината.

— Это попытка запугать лидеров протеста, — уверен депутат областного совета от Кривого Рога, Сергей Баландин. — Формально собственник прав. По «Закону Украины о забастовках и локдаунах», там необходимо создать стачком, выдвигать требования, идти на переговоры, формально входить в трудовой спор. В общем, по закону бастовать практически невозможно. Потому что сама система у нас — олигархическая, когда олигархи владеют всем, и парламентом, который принимает нужные им законы, и судами. Но у шахтёров ситуация была безвыходная, им увеличивали нормы плана, при этом не единичными были факты, когда им приходилось за свои деньги скидываться бригадой и покупать нужные запчасти для устаревшей техники, чтобы этот план выполнять. Последней каплей стала работа комиссии «по изучению условий труда», по факту – с целью забрать у рабочих надбавки за вредные и опасные условия, и льготную пенсию. При этом профсоюз свою функцию не выполнял, трудящихся не защищал. Протест возник спонтанно, неподготовлено, за ними никто не стоял.

«Нас не считают за людей»
Майя Константиновна Чабан, машинист подъёмной машины в шахте «Октябрьская» — один из этих десяти ответчиков, хотя она даже не прекращала работу и не принимала участия в сидении под землёй. Но «слишком много говорит» — активно снимала и публиковала видеозаписи о положении шахтёров и условиях их работы. Очевидно, именно этим и «нанесла ущерб» собственникам.

— Какие требования и причины у шахтёрского протеста? Что в условиях труда не устраивает людей?

— Не устраивает необходимость нарушать технику безопасности, чтобы выполнить поставленный нам план. В виду отсутствия хорошего оборудования, мы должны идти на нарушения, подвергать опасности свою жизнь и своих коллег, балансировать «повезёт- не повезёт». Нового оборудования комбинат не закупает уже очень давно. «Новое» — это значит, старый ржавый вагон перекрашивается, в последнее время почему-то в розовый цвет, видать очень толерантно, и опускается обратно в шахту. Работать на этом невозможно.
Не устраивает зарплата, которую не индексировали с 2013 года, т.е. с ростом цен она становится всё меньше. После «Революции гидности» всё очень круто изменилось — нас просто гнобят, не считают за людей. Очень многие уходят, но я одна воспитываю двоих детей, и уйти не могу. И в любом случае, кто-то же должен работать на шахте, добывать руду?

«Зарождается рабочее движение»
Удастся ли собственникам наказать криворожских шахтёров за протест, и чем такой прецедент обернётся для трудовых прав украинцев?

— На месте собственников я бы этот иск не обострял и не провоцировал новые конфликты. Это первая вспышка, которую они в одном месте задавили, но в любой момент может прорвать в другом, — прогнозирует депутат Баландин. — И собственники это понимают. Им пришлось пойти на уступки — пусть не 50%, но на 10% зарплату подняли. Весь Кривбасс был в брожении, и «Арселор», и другие трудовые коллективы, у которых ситуация похожая, это обсуждали и могли подключиться к протестам. У нас начинает зарождаться настоящее рабочее движение, карманные профсоюзы уже не могут выполнять для работодателя свою функцию по его сдерживанию.


Когда верстался номер, стало известно, что судья Жовтневого райсуда г. Кривого Рога Р.В. Дехта перенёс очередное заседание на 30 декабря (с Новым годом!). Горожанин обещает держать этот трагикомический процесс в сфере внимания.


Григорий Глоба