Григорий Глоба: Год назад начался разгром Дома Учителя в Днепре

Его фактически забрали у тех ещё живых людей, которые когда-то строили его своими руками, собирая по кирпичику.
Несмотря на коллективные обращения во все инстанции, скандал в СМИ, судебный иск, активные возражения депутатов (стоит сказать им спасибо — Александр Куприенко, Александр Лыгин (Alexandr Lygin), Анастасия Староскольцева).
Но – участок в самом центре города, пл. Демьяна Бедного. И всё. И члены профильной депутатской комиссии — не сказать, что откровенно плохие или глупые люди принялись вдохновенно мне объяснять, почему областному центру Дом учителя не нужен, и вообще он уже давно не работает, а если работает то не так, и вообще.
Большинство сотрудников уволены, уникальные творческие коллективы распались – вопреки тем обещаниям, которыми депутаты, как фиговым листком, прикрывали свой позор.
Формально чиновники гумдепартамента не соврали: каждому из коллективов «предложили» заведомо непригодную конуру где-то на отшибе. А после отказа коллектив с радостью закрыли, а педагогов выгнали.
Но интересовались ли сами депутаты, как выполняются сладкие обещания мэрии, куда трудоустроены педагоги, где работают кружки? В особенности – члены депутатской комиссии по культуре и образованию, Демидова, Гельфер, Тупица, которые столь единогласно благословили разгром Дома учителя? Нет, не интересовались. Они услышали благостное «все будут переведены и трудоустроены», и тем успокоили свою совесть. Им хорошо.
Господа депутаты, выборы близко, а Ростов не резиновый.

Жизнь в нашем городе отучает удивляться и приучает беречь нервы. Но этот разгром я принял особо близко к сердцу – слишком часто там бывал в ходе подготовки репортажей, общался с замечательными одарёнными детьми, родителями и бабушками, педагогами, пенсионерами, для которых этот Дом был всей жизнью. Мне стыдно перед теми людьми, которые возлагали на вмешательство журналиста надежду.
Простите меня. «Моё перо не в силах изменить мир».

***
Но это не значит, что я буду облегчать их безобразия своим бездействием.