Григорий Глоба: Быдло прекрасно тем, что оно — всегда не ты

БИЛЕТ НА ПЛАНЕТУ ТОРМАНС
Быдло прекрасно тем, что оно — всегда не ты.
Конфликты последних лет показали возвращение такого, казалось бы, старательно и успешно изжитого советской властью противоречия, как антагонизм города и деревни. Фейсбук-эксперты и инстаграм-геополитики всё менее стесняются ругательств вроде «селюки», «рогули», «мамбеты», «заМКАДыши».

Рогули, если что — это полный синоним заМКАДышей: люди, живущие «за рогаткой», то есть за шлагбаумом на въезде во Львов. Как видим, при всём политическом антагонизме и языковом сраче, классовые предрассудки львовского и московского «небыдла» работают с трогательной синхронностью.


В оправдание рафинированого небыдла стоит сказать, что за этим наивным высокомерием прячется обыкновенный страх, понимание своей беззащитности перед толпой с дрекольем и судорожное желание спрятаться за широкую спину полицейского спецназа, войск ОДКБ или НАТО в зависимости от вкуса. Страх, для жителей Москвы и Питера пока чисто умозрительный, а где-то уже надолго застрявший в памяти в виде разгромленного битами пульта львовского УВД 2014 года и разграбленных магазинов Алма-Аты-2022.
Однако в осуждение этой же прослойки стоит напомнить, что рагули, быдло и мамбеты вовсе не берутся из ниоткуда. Никто из «элитариев» или мнящих себя таковыми не оторвал от экспертного дивана свою сладкую попку, когда в окрестных деревнях закрывали школы и больницы, ДК и библиотеки, детсады и почту, когда феодалы отжимали крестьянские паи и устраивали рейдерские набеги на чужой урожай. Хотя жители города имеют гораздо большие и опыта, и возможностей для доступа к СМИ и интернету, офисам правоохранительных и государственных контор, правозащитным, политическим и общественным рычагам — но какое нам до этого дело на нашем «украинском Пьемонте», Парнасе и Олимпе? А некоторые представители «чистой публики» в этих «реформах» ещё и напрямую соучаствовали. Прошло лет 10-20, и вот ВНЕЗАПНО обитатели культурных, экономических и прочих столиц обнаружили, что живут в окружении толп голодных, необразованных, безработных и достаточно злых людей, не испытывающих никакого пиетета перед городскими ценностями. Увы, логически связать это явление с собственной пассивностью и равнодушием при погроме сельской инфраструктуры городское небыдло так и не смогло.
Лет уже пятнадцать назад один не последний на нашем местечке деятель, претендовавший даже на роль серого кардинала при тогдашнем градоначальнике, всерьёз проповедовал мне пользу такого разделения на «благополучных» и «неблагополучных» уже внутри города — на уровне отдельных подъездов в ОСМД. На замечание, что отторгнутые от общества «неблагополучные» граждане склонны ещё более дичать и создавать уже прямую угрозу для «благополучных», политтехнолог с наивным взором ответил: ничего, охрану поставим!
Так вот, уважаемые диванные кардиналы, капитализм так не работает. ЧОПы, ОМОН, ОДКБ, НАТО и прочий спецназ при капитализме защищает не вас, а капиталистов — и то пока не возникла перспектива всерьёз остаться без головы, ибо нафиг нужно.
Каждый раз, когда вы молча проходите мимо сокращения рабочих мест, «оптимизации» предприятий, больниц, школ и библиотек, когда вы пишете в комменте слово «рогули», «мамбеты», или произносите «село» в качестве ругательства — вы выписываете себе билет на ту самую планету Торманс, шестьдесят лет назад описанную Иваном Ефремовым в блестящей антиутопии, всё уверенней входящей в нашу сегодняшнюю реальность:
«Разрыв между «джи» и «кжи» — осевой стержень олигархии. Они не могут обойтись без тех и без других, но сами существуют лишь за счет их разобщения. «Кжи» и «джи» одинаково бьются в крепчайшей клетке, созданной усилиями обоих классов. Чем сильнее они враждуют, тем прочнее и безвыходнее клетка.
Чем беднее страна или планета, тем больше разрыв в привилегиях и разобщение отдельных слоев общества между собою».