Форпост детской медицины Днепра в надежных руках!

Генеральным директором областной детской больницы назначен Алексей Власов

Потенциал областной детской больницы огромен, но и проблем у неё не меньше. Можно ли их решить в условиях неопределенностей медреформы и хронического недофинансирования отрасли?

Алексей Александрович Власов – один из тех немногих врачей города, о которых слышишь исключительно положительные отзывы. И пациенты, и медики говорят о нем не только как об одном из тех профессионалов, благодаря которым украинская медицина все еще жива, но и как о человеке удивительной души, добродетельном, внимательном, чутком, всегда готовом оказать поддержку тому, кто в ней нуждается.

22 года назад в свой день рождения Алексей Власов переступил порог Центра матери и ребенка имени Руднева молодым врачом-анестезиологом, а уже через два года возглавил отделение анестезиологии. Был и главным врачом, и медицинским директором Центра.

— Каждый новый день здесь, — говорит Алексей Александрович, — был новым вызовом и новой наградой.

Сегодня Алексея Александровича можно поздравлять с новой высотой. 15 октября – его первый рабочий день в должности генерального директора Днепропетровской областной детской больницы на Космической.

«Я жестоким быть не умею»

С новым руководителем медикам «космички» повезло: работая медицинским директором Центра Руднева, Алексей Власов был близко знаком абсолютно с каждым своим сотрудником.

— Я отношусь к ним как к своим родным, знаю и о проблемах, и о радостях. Вместе мы сохранили столетнюю историю больницы, стоявшей у истоков украинской медицины, и построили одно из лучших на сегодня медицинских учреждений в стране, – говорит Алексей Александрович. — Бытует мнение, что руководитель должен быть суровым и строгим. За достижения поощрять, за просчеты наказывать. Я жестким быть не умею, да и не хочу. Но глаза на ошибки не закрываю никогда. Не будет работы над ошибками – не будет прогресса. Оплошал? Давай-ка досконально разбираться, как и почему, а после иди и исправляй! Не было у нас такого: случилось что-то сложное, проблемное, и сотрудник это старается скрыть, выгородить себя или переложить на кого-то ответственность. Истина дороже всего.

Повезло и будущим маленьким пациентам Алексея Александровича. Несмотря на высокую управленческую нагрузку, Власов никогда не бросал врачебное дело, лично вел самые сложные операции в Руднева. И к своим маленьким пациентам относится как к собственным детям.

— Люди думают, что вся их боль, весь этот стресс проходит мимо нас. Это не так. Я едва ли не всех деток помню, которые лечились здесь. А тех, кто находился у нас месяцами, и подавно помню, все тяжелые случаи остаются в душе навеки, — говорит Власов. – К примеру, девочка Соня — восемь лет ее вели. Сегодня она придет – обнимет, родная уже стала.

Как стать детским врачом

Свою жизнь с врачебной стезей Алексей Власов связал неслучайно.

— Моя бабушка всю жизнь работала стоматологом, и я с ранних лет не просто хотел, а четко понимал: буду врачом, — рассказывает Власов. – Хотел стать хирургом, но в те годы на лечебный факультет простому парню поступить было крайне сложно. Поэтому поступил на педиатрический, думая впоследствии перевестись на лечебный. А потом втянулся! Запомнился мне один момент, сам по себе незначительный, но определивший всю мою дальнейшую жизнь. В первый год учебы мы шли с моим товарищем по проспекту Яворницкого. И на корпусе педиатрического факультета я увидел плакат, где на латыни было написано: «Светя другим, сгораю сам». Дословно эта фраза переводится как «служа другим, расточаю себя», приписывают ее голландскому хирургу Николасу Тульпу. Девиз самоотверженных врачевателей. Врезался он мне тогда в память. И, скажу без лишнего пафоса, это один из моих девизов, я честно пытаюсь следовать ему.

На первом курсе Алексей Власов стал посещать университетский кружок по детской анестезиологии.

— Занятия вела профессор Новицкая-Усенко, именно благодаря ей я понял, что хочу быть анестезиологом. Усенко начала активно вводить меня в специальность, потом помогла устроиться медбратом на практику в реанимацию 16-й больницы. Это школа жизни, скажу я вам, после которой иллюзий не остается, — констатирует врач. – А после — интернатура и больница Руднева.

В 2007 году Алексей Александрович защитил кандидатскую диссертацию по теме перспективного на тот период вида анестезии у новорожденных детей в постоперационный период.

— Мы первыми в Украине стали применять метод каудальной эпидуральной анестезии у детей. Это длительное регионарное обезболивание определенного участка, которое достигается путем введения местного анестетика в крестцовый канал. Если говорить простыми словами, между оболочками спинного мозга вводится катетер, через который подается местный анестетик. Анестетик орошает эти нервы, блокируя определенный сегмент. В традиционных методах через 5-6 часов после операции эффект обезболивания заканчивается, и нужно вводить опиаты, которые, понятное дело, не конфета для детей. А наш метод давал отличный результат – двое-трое суток длительного обезболивания с помощью не наркотика, а именно местного анестетика. Это принципиально важно в отношении детей, ведь использование опиатов чревато для работы ЦНС, для развития ребенка в целом, — объясняет Власов. — До нас нечто похожее в Украине делал только один человек – доктор Кучин из Запорожья. Делал пункционно, без катетеризации. Мы же первыми стали использовать катетер, показав: его можно заводить на любой уровень! После нас метод получил широкое распространение в нашей стране, активно методику стали использовать в Харькове, в Виннице, в Киеве.

Анестезиология в своем развитии, по словам Алексея Александровича, подобна маятнику.

— В свое время был почитаем доктор Вишневский, который все делал под регионарными видами анестезии. Потом сказали: «Это все неправильно, больной должен спать», — и все тут же перешли на общую анестезию, — рассказывает Власов. — Сейчас мы вновь наблюдаем всплеск регионарной анестезии. И лично я считаю комбинированную анестезию с блокадой периферических нервов самым оптимальным вариантом анестезии – меньше медикаментозное воздействие на пациента.

Кандидатскую диссертацию Власов со своим научным руководителем профессором Снисарем делал почти два года. Сегодня на их работу ссылаются многие.

— Мы ведь были пионерами в теме. Помню, сделали подробный доклад по нашей работе и поехали с ним на конференцию в Закарпатье. Огромный зал, среди присутствующих — и взрослые анестезиологи, и детские. Выступил. Во время перерыва подходит ко мне та самая профессор Усенко, благодаря которой я в профессию попал, и говорит: «Леша, это даже не кандидатская!» Ее слова были для меня очень большой похвалой, неким символом: определенный рубеж пройден, — рассказывает Власов.

Совесть и зарплата врачей

В любой больнице, а в особенности в детской, должно быть человеческое отношение к больным и их родственникам со стороны медицинских работников.

— Врач должен заботиться о построении нормального диалога со своим пациентом. Пошло осложнение? Нужно сообщить пациенту, объяснить причину последствия. Рассказать, что сделано и что еще нужно сделать, — говорит Власов. – В центре Руднева, если есть тяжелобольной, собираемся всем врачебным коллективом, обсуждаем, советуется, приходим к пониманию. И даже пусть пациенту это не всегда видно, но для нас поиск истины был основой основ.

Сегодня среди выпускников медицинских вузов есть те, чья цель — заработок денег, причем любыми способами. Однако тех, кто приходит в профессию со светлой душой, — больше.

— И эти молодые специалисты во многих вопросах умнее нас, мы учим их, а они — нас, — говорит Алексей Власов. — Нельзя ругать новое, нельзя стоять на месте. Молодые врачи должны слушать более опытных, но и более опытные должны прислушиваться к тем новым тенденциям в обществе, которым владеет молодежь.

Но основной проблемой медицинской отрасли был, есть и остается вопрос о мизерных зарплатах медиков.

— До тех пор, пока медики не станут получать зарплату, на которую можно не существовать, а жить, ничего с мертвой точки в здравоохранении не сдвинется. Врач-окулист в Руднева получала 4 тысячи чистыми, а она мать-одиночка, воспитывает сына. Получать такую зарплату – унижение. А врач в Украине, как в других цивилизованных странах, должен чувствовать себя человеком, — говорит Алексей Александрович. – О возможностях для самообразования я вообще молчу. То, что можно прочесть в открытом доступе, в основном – старые, неактуальные издания. Новая, нужная литература стоит денег, цены на неё составляют порядка 200 долларов. Вот и скажите мне: где та же врач-окулист возьмет деньги на книгу, которая стоит больше, чем её месячная зарплата? Поехать в Киев на конференцию – нужны деньги, слетать на конференцию в другую страну – и вовсе удел топовых врачей. О каком развитии может идти речь в таких реалиях? А медсестры – вообще самая главная боль любой больницы. Они в прямом смысле разбегаются — в частные клиники, ищут работу няни. Так быть не должно.

Какая нужна реформа

Что касается реформирования системы здравоохранения, то не сегодня — так завтра, по мнению Власова, наше государство придет к страховой медицине.

— Бюджет, который тратят европейские страны на одного человека, и то, что может позволить себе Украина, — это несовместимые масштабы. Если мы говорим о качественном оказании услуги в полном объеме, не экономя на препаратах, то это должно быть кем-то оплачено, бесплатного ничего не бывает. И страховая медицина — единственная на сегодняшний день, которая позволяет честно сказать: вот этот перечень услуг у вас бесплатный, вот этот платный. Это может платить работодатель, это может платить сам пациент, но это будет прозрачный, честный путь контролируемой оплаты через кассу, — говорит Власов. – Все украинские клиники находятся в крайне неудобном положении, когда государство сказало «бесплатно!», а где брать деньги на это «бесплатно» — не сказало и денег не дало. При этом средства нужны не только на лечение, но и на содержание клиники — отопление, электроэнергию, оборудование, расходные материалы к нему.

По мнению Власова, медицинские учреждения должны укрупняться.

— По области можно сократить до 30% лечебных учреждений. Оставшиеся – укрупнить, сделать из них мощные многопрофильные центры — отстроить, отремонтировать, обеспечить современным оборудованием. И туда сразу придут специалисты, ведь люди хотят применять свои знания в достойных условиях, работать с хорошим оборудованием. Когда в Центре Руднева открылся новый корпус, к нам на работу пришло очень много грамотных ребят, многие приехали из других городов. Заведующий кардиохирургией из Львова приехал, — рассказывает Власов.

Среди прочих проблем Власов выделяет отсутствие протоколов лечения.

— Пока нет единых стандартов протоколов лечения по определённым нозологиям, это бардак. Один придумал так, другой – эдак. В свое время Супрун сказала: мол, выбирайте любые протоколы, переводите на украинский и применяйте в своей клинике. Сколько процентов медицинских работников настолько владеют языком, чтобы перевести такой специальный текст? Я — анестезиолог, он — хирург, а протокол – по неврологии. Как мы должны его переводить? – недоумевает Алексей Александрович. — Пусть корифеи неврологии делают свои протоколы, хирурги – свои, анестезиологи – свои. Возьмите эти протоколы и внедрите. Да, нужна будет коррекция — дайте год поработать, после соберите информацию, что неправильно, а что правильно, и скорректируйте. За 2-3 года всё войдет в нужную колею. И дальше нужно будет, как принято в мировой практике, раз в год эти протоколы пересматривать и уточнять.

Создание протоколов, говорит Власов, и есть основная задача Минздрава, численность которого в любой развитой стране не в пример Украине — 10-12 человек.

— Помню, общался с министром Квиташвили. Он говорил: мол, 5 миллионов гривен нужно, чтобы все это перевести, — рассказывает Алексей Власов. — Позвольте, разве это огромные деньги для государства? Почему их должны искать больницы?

Форпост детской медицины

— Второй такой больницы, как «космичка», в области нет. Здесь в составе мультидисциплинарной команды из потрясающих врачей можно оказать помощь больному абсолютно с любой патологией, — говорит Власов. – Здесь находятся отделения, аналогов которым в области нет, — к примеру, нейрохирургия, гематология, онкология.

В деятельность областной детской Алексею Власову хочется привнести ту пациенто-ориентированность, которую удалось развить в Руднева.

— Огромный поток пациентов приводит к некой черствости, механичности. Плюс разбросанность отделений по корпусам. Придя в больницу, родители с детьми не должны блуждать по коридорам в поисках нужного кабинета, — говорит врач. – Структура «космички» не менялась долгие годы, она требует пересмотра. Её нужно менять, адаптируя ее под актуальный спрос, под вызовы реформы. Менять придется многое. Руднева была ориентирована на город, «космичка» — на область. Но не должно в областной больнице, куда родители с детьми приезжают издалека и обычно на несколько дней, быть по 7 человек в палате и один туалет на коридор. И просто дозакупкой оборудования ситуацию не выровнять. Помимо прочего, на сегодняшний день есть готовый проект и одна из моих задач – завершить реконструкцию хирургического корпуса.

Разумеется, перво-наперво «космичке» нужен скрупулезный аудит.

-Всё проверить, пересчитать, изучить загрузку отделений, количество медикаментов и многое другое. После – заниматься развитием новых направлений, создавать хорошие условия для работы сотрудникам, привлекать финансы. Мы однозначно будем сотрудничать с фондами, одна из моих целей в этом направлении – создание опекунского совета больницы, — говорит Алексей Александрович. – У нас все будет прозрачно и открыто, мы сможем совместно со всеми волонтерами, которые хотят помочь больнице, решать насущные проблемы.

Учитывая, что больница принимает на себя самых сложных пациентов, здесь все должно быть пересмотрено и подстроено в первую очередь под эти цели и задачи.

— Цифровой рентген – приобрести, МРТ – менять, КИ – обновлять и так далее. Составим план позитивных изменений и будем двигаться в этом направлении, — делится планами Алексей Власов. — Нужно закончить ту реконструкцию, которая началась массу лет назад, но так и не доведена до конца. Люди хотят идти в доброжелательную и благоустроенную больницу. Мы будем вести диалоги с действующей властью. Верю: мы достигнем взаимопонимания и совместными усилиями сделаем «космичку» еще более мощной, светлой, просторной, благоустроенной.

Власов хочет, чтобы о «космичке» заговорили, чтобы люди знали потенциал этой больницы.

— Мне очень импонирует образ больницы Мечникова — говорящей, открытой. А в областной детской — прекрасный коллектив, среди врачей много настоящих звезд, но у них, по сути, не было координатора, о них никто никогда не говорил, и поэтому о них ничего не известно. Я в том числе займусь формированием позитивного имиджа больницы. Плохое – исправим, о хорошем – расскажем, — обещает Алексей Власов. — Областная детская – это форпост детской медицины, о котором должны знать люди.

Беседовала Ольга Юдина

Газета ГОРОЖАНИН