Еще раз к проблеме наркомании среди составителей антологий

Реценция на Послание из тьмы: сборник. «Клуб семейного досуга», 2016. Г. К. Честертон, М. Шелли, Конан Дойл, Ч. Диккенс, Дж К. Джером, Э. Дансени, М. Твен, Б. Стокер, Г. Уэлс, С. Цвэйг и другие.

Обложка

Подготовка антологий зарубежного «мистического» рассказа стала доброй традицией «Книжного Клуба». Кроме рассматриваемых, в издательстве КСД вышли антологии рассказов «Цвет зла», «Дом с привидениями», «Призрачный замок», «Встречи с призраками» и «Загадка золотого кинжала» — последний с детективным уклоном, однако в нем также присутствует ряд текстов на «потусторонние» или просто загадочные темы. Возрождение издательского интереса к малой прозе можно только приветствовать – на фоне общего нездорового увлечения многотомниками «мыльных романов». Выполненные со знанием дела вступительные комментарии-аннотации о каждом авторе и его включенных в «Послание из тьмы» текстах показывают, что при составлении антологии проделана гораздо более серьезная работа, нежели «Ctrl+C — Ctrl+V».

Но, леди и джентльмены, ёлы-палы…

Что мы, собственно, издаём?

Справедливости ради: ответить на этот вопрос трудно, нереалистическая проза неохотно поддаётся классификации. Грань между старым добрым «готическим романом», традиционной историей о привидениях, народной сказкой/легендой, современной фентези или фантастикой, мистическим триллером и чем-то еще – достаточно условна и не всегда уловима. Издатели же решили сделать реверанс в сторону массового читателя и зачем-то налепили на обложку «Послания» аннотацию «сборник рассказов в стиле хоррор». Чем, собственно, усадили себя в лужу глубиной с Лох-Несс и в очередной раз показали, что аннотации на обложке пишет человек, не знакомый с текстом. «Призрак по сходной цене» — ехидная сатира Конан Дойла на современное ему увлечение мистицизмом, научно-популярная статья Герберта Уэлса о неандертальцах и кроманьонцах, которые тогда были новым словом в науке, очаровательные добрые сказки Элинор Тисайд, развитие библейского сюжета от Стефана Цвейга, эссе Гилберта К. Честертона о детской сказке – это что угодно, но уж явно не хоррор.

Впрочем, справедливости ради отметим: хоррор в сборниках действительно присутствует. Он начинается, когда знакомых с детства классических произведений в зловещей тишине под полной луной касается когтистая мохнатая лапа современного переводчика.

Гопстоп от Конан Дойла, или что курит переводчик

Ты слышишь крик поэта Марциала:

«Разбой! Грабёж! Меня он перевёл!» (Р. Бёрнс)

Справедливости ради: переводить английскую, да и любую другую зарубежную литературу непросто. Перед переводчиком то и дело встаёт дилемма: перевести буквально – или использовать знакомые читателю аналогии, аллюзии и коннотации, чтобы попытаться передать дух текста, пресловутое «что именно хотел сказать автор», что именно видели в этих словах его земляки и современники. Например, как доходчиво показать современному читателю ту грань, которая когда-то проходила между настоящим аристократом — и неумело рядящимся в оного разбогатевшим «мещанином во дворянстве»? Переводчик Г. Панченко подходит к вопросу творчески: и усадьба сноба-парвеню вместо оригинального дойловского «Горсорп-Грейндж» превратилась под его пером в «Стопгоп Грейндж», соответственные изменения претерпела и речь персонажа. Занавес, свет, санитары.

Говоря о недостатках (куда ж без них), хотелось бы просить переводчиков, взявшихся невозбранно издеваться над текстом мёртвого классика, пощадить хотя бы название. Как читателю, разыскивающему «Дядю Сайласа» (Uncle Silas) Ле Фаню, догадаться, что именно он-то и скрывается в антологии «Дом с привидениями» почему-то под названием «Страшный дядя», а «Призрак по сходной цене» Конан Дойла – это и есть с детства знакомая по восьмитомному собранию «Тайна замка Горсорп-Грейндж»?

Стоит ли это читать и покупать?

Несомненно, стоит, даже несмотря на всё вышесказанное. В столь разношерстном сборнике каждый найдет хоть что-то себе по душе. А знакомство читателя с такими замечательными, но позабытыми либо вовсе неизвестными у нас авторами XIX – начала ХХ века, как Иоганн Грэссе (Саксония), лорд Дансени, с не издававшимися «спиритическими» рассказами Конан Дойла – с лихвой искупает недостатки. Из прошлых мистических сборников «КСД» в этом ряду стоит упомянуть также ирландца Дж. Шеридана Ле Фаню (антологии «Дом с привидениями» и «Цвет зла»).

В советские годы подобную «мистическую» классику у нас почти не издавали, дабы не поощрять у читателя ненужный интерес к мистике и прочим буржуазным предрассудкам. В эпоху победивших буржуазных предрассудков её почти не издают, дабы не поощрять ненужный интерес к классике. Русскоязычному читателю произведения этих авторов доступны разве что в электронном виде благодаря добрым людям пиратам, но «настоящей», бумажной книги для многих это не заменит. На примере не самого маленького и не самого отсталого по части культуры Днепропетровска можно отметить, что «Истории, рассказанные у камина» Конан Дойла, хоть какие-нибудь издания Джозефа Шеридана Ле Фаню и Эдварда Льюиса Дансени в нашем городе отсутствуют как класс – их не сыскать ни в книжных магазинах, ни в интернет-магазинах, ни в центральных библиотеках. Пара сборников Ле Фаню были выпущены лет двадцать назад не самым крупным московским издательством при поддержке Ирландского фонда поддержки переводов, продвигающего великого земляка, но откровенно грустным тиражом в 2000 экземпляров. Не удивительно, что за пределами Москвы подобные издания являются библиографической редкостью, и тем ценнее любое включение в антологию, а тем более перевод ранее не издававшегося произведения.

Поиски и открытия

Драгоценная находка антологии «Послание из тьмы» – впервые переведенный на русский язык профессор Иоганн-Георг-Теодор Грэссе, саксонский королевский библиотекарь и хранитель сокровищницы. Коллега братьев Гримм в том смысле, что он был и собирателем немецкого фольклора, и автором собственных текстов «по мотивам». Остаётся надеяться, что издатели, включившие в сборник лишь один его рассказ, в комментарии не зря дразнили читателя более чем 3000 текстов из профессорского наследия, и в дальнейшем нас ждёт продолжение знакомства с этим приятнейшим автором. Кстати, перевёл его уже упоминавшийся Григорий Панченко, и несомненно, только за эту заслугу потревоженный дух сэра Атрура Конан Дойла не является по ночам лупцевать его «Посланием из тьмы».

Также впервые издаётся для русскоязычного читателя «Таинственный случай в Гудвудском парке» Чарльза Диккенса – по той причине, что, будучи изначально подписан псевдонимом и не «легализованный» при жизни автора, он не сразу был признан частью диккенсового наследия.

Элинор Тисайд, представленная как малоизвестный автор эдвардианской эпохи, также имеет свой секрет, раскрывать который мы не будем, ибо грешно лишать любопытного читателя удовольствия самостоятельного расследования. Само произведение от этого ничуть не пострадает, заслуживая всяческих похвал и читательского внимания.

К открытиям относится и ранний рассказ Артура Конан Дойла «Призраки старой усадьбы» — не издававшийся при жизни автора и обнаруженный совсем недавно. Сие, вообще-то, намекает, что сам автор своим студенческим экзерсисом не гордился и достойным печати не считал. Но, как литературоведческий артефакт, он весьма интересен, да и с художественной стороны вполне может порадовать любителей жанра — со скидкой на то, что перед нами едва ли не впервые пробующий перо юноша, а не привычный зрелый автор «Шерлока Холмса».

Однако стоит предупредить честно: иной раз загадочный «неизвестный текст Мастера» остался неизвестным и неизданным именно из-за своего невысокого уровня либо банальной незавершенности. Поэтому, несмотря на респектабельный строй великих имён на обложке, читателю не стоит удивляться, что на некоторых страницах он будет откровенно зевать или недоумённо пожимать плечами.

В целом, как видим, несмотря на некоторые маленькие хитрости, составители антологий не ограничивались «повторением пройденного», и не просто тащили в сборники всё, что плохо лежит за подписью известного автора (хотя и не без этого), а всерьез работали, чтобы порадовать и удивить читателя – что им, во многом, удалось.

Григорий Глоба