Добро пожаловать в морг! Театральный…

«Горожанин» отправился в Днепровский Академический театр драмы и комедии посмотреть, что там происходит во время карантинных ограничений, и убедился: театр жил, театр жив, театр будет жить!

Нам повезло — мы попали на спектакль «Номер пять», эстетика которого живописно и вполне уместно дополнилась карантинными нововведениями. Кафель с подтеками ржавчины, тусклая лампа под потолком, ноги трупов с бирками – в контексте жуткого антуража морга зрители, чьи лица закрыты масками, выглядят как часть режиссерского замысла. Прибавьте к этому еще зачехленный труп, который, несмотря на кажущуюся безучастность, все же живет и играет свою роль в происходящем, — и картинка обретет завершенность.

Для постановки пьесы украинского драматурга Неды Нежданой отвели экспериментальную сцену в фойе, которая в «здоровых» условиях принимала около 100 зрителей, сегодня – не более 55-ти. Действие на этой сцене разворачивается ну разве что не на коленях у зрителя. Актриса театра и кино Елена Попова, блестяще исполняющая роль санитарки морга, говорит, что такой камерный формат ей очень нравится, поскольку исключает любую фальшь, ведь публику, когда она так близко, не обманешь! И действительно, когда каждый нюанс – от запаха до биения сердца – ощущается буквально кожей, степень зрительской вовлеченности возрастает до самой высокой отметки эмоциональной шкалы. Тут уж и вовсе перестаешь осознавать себя зрителем и становишься очевидцем.

И надо сказать, в переплет мы попали нешуточный! Еще бы! Кому понравится очутиться в наглухо запертом морге с трупами, мышами и безответным телефоном? В такой ситуации у кого угодно мозги съедут набекрень и навоображаешь себе такого!.. Не зря спектакль имеет возрастное ограничение «18+» и «противопоказания» для беременных женщин и особо впечатлительных людей: вместе с двумя героинями (в роли второй убедительно выступает актриса Мария Миленкович) мы пережили и ядерную войну, и сумасшествие, и смерть, и надежду, и нравственное падение, и покаяние – всего не перечислишь. Мы смеялись, плакали, молились, вздрагивали от страха и опять смеялись…

Чем все закончилось? На этот вопрос вам вряд ли кто-нибудь ответит. Финал у пьесы открытый, поэтому каждый может додумать дальнейшее развитие событий. Мы, например, надеемся на лучшее. Режиссер спектакля (а также актер театра и кино, исполняющий в своей постановке маленькую роль санитара) Артур Опрятный тоже считает, что героини спектакля больше живые, чем мертвые, и это, безусловно, радует.

Как выяснилось из беседы с режиссером, в этом спектакле было особенно много импровизации.

— Я никогда актрис не ограничиваю и всегда так строю репетиции, что они сами ищут себя. Просто даю им русло, в котором они работают. Ведь когда водитель едет на автомобиле, пассажиры-то с ним едут. Мы же все едем в одну сторону! — объясняет Артур Опрятный. — Если актеры идут вразрез с идеей, тогда я останавливаю, высказываю замечания и направляю в нужное русло. Это как с ребенком в манеже: у него есть ограничения, но есть игрушки, и он сам выбирает, с какими игрушками ему играть.

Интересуемся: а какие-то игрушки приходится отнимать?

— Наоборот, я добавлял то, что они не хотели делать, — улыбается режиссер. – Например — игра с телом (имеется в виду зачехленный труп. – Авт.). Актрисам было некомфортно работать с телом. А надо было его обживать — он ведь рядом, он живой…

Живее не бывает!

Также было интересно узнать, мешают ли актерам маски на лицах зрителей.

— Нисколько не мешают, — отвечает Елена Попова, — я же вижу их глаза!

И думается, эти глаза наполнены искренней благодарностью!

Но жизнь продолжается, и после удушливой атмосферы морга хочется с ветерком прокатиться на такси. 30 октября и 1 ноября нас ждет премьера суперкомедии «Таксист-2» по пьесе Рэя Куни. Не пропустите! Только не забудьте взять с собой маску и будьте готовы к температурному скринингу! Ну и дезинфекторы никто не отменял.

Яна Бережная

Газета ГОРОЖАНИН