Чиновники действующей городской власти Днепра срочно послали на «распил» 100 миллионов гривен

В этой короткой и местами смешной истории наглядно видно, как сегодня в мэрии относятся к бюджетным деньгам Днепра

26 октября 2020 года департамент благоустройства и инфраструктуры Днепровского городского совета объявил тендер на ремонт дорог в городе на общую сумму в 100 миллионов 400 тысяч гривен. Вроде обычная тендерная процедура, но в ней есть как минимум два совершенно непонятных и трудно объяснимых с точки зрения здравого смысла момента.

Первая странность. На странице данного тендера в системе «Прозорро» указано, что конечным сроком подачи предложений участниками определено 26 ноября 2020 года, а датой проведения самого аукциона, соответственно, 31 декабря 2020 года. Аккурат перед новогодним застольем. При этом конечным сроком проведения всех закупаемых на тендере работ значится… тоже 31 декабря. Как так? Этот вопрос логично заинтересовал и потенциальных участников тендера.

«Учитывая, что закупка предусматривает такие периоды после аукциона, как квалификация и подписание договора, подрядчик не сможет даже приступить к работам 31 декабря сразу после тендера, не говоря уже о том, чтобы закончить выполнение работ в этот день, — пишет один из участников на странице тендера. – Возможно ли внести изменения в тендерную документацию и указать реалистичные сроки выполнения работ?»

Внести изменения заказчик, то есть департамент мэрии Днепра пообещал, отметив, что дату проведения аукциона система, мол, «определяет автоматически».

«Дата будет пересчитана после допуска к аукциону всех участников, которые будут принимать участие в тендере и которые будут отвечать требованиям, установленным в тендерной документации, — значится в ответе департамента. – Также отметим, что указанные сроки выполнения работ определены для возможности всем участникам рассчитать свои тендерные предложения».

Ответом на поставленный вопрос о том, что за один день 31 декабря невозможно и победить в тендере и выполнить работ на 100 миллионов гривен, эту околесицу от департамента назвать сложно. В первую очередь потому, что даже в случае переноса сроков сдачи работ выполнить последние возможным не представляется. Кто справится с таким объемом дорожных работ за неделю-две, которые теоретически может «подарить» исполнителю система «Прозорро»? Да еще и в январе, когда приличные заказчики и подрядчики дорожные работы не проводят из-за зимних погодных условий.

На этот вопрос никаких ответов нет. Как нет ответа на вопрос, какие именно и где именно должен произвести работы победитель тендера.

По сложившейся за последние годы недоброй традиции мэрии Днепра, департамент-заказчик не указал в тендерной документации адреса, по которым планируется выполнение работ. А в ответ на просьбу еще одного потенциального участника тендера всё же эти адреса прописать департамент отправил всех читать пункт 4.3 раздела I тендерной документации. Там, мол, указано место выполнения услуг.

Но нет, такой информации в пункте 4.3 нет и в помине. Здесь указано только то, что местом предоставления услуг является город Днепр. Ну, именно это сомнения не вызывает ни у кого, поскольку заказывает работы мэрия Днепра. Естественно, что её не интересует дороги в Магдалиновке или Киеве. Указано также, что детальную информацию можно получить в приложении 4 к тендерной документации.

Открываем приложение №4 и видим, что назвать содержащуюся в ней информацию «детальной» довольно сложно. Место проведения работ – конкретные улицы, проспекты или внутридомовые проезды — здесь не указано. В приложении содержится весьма упрощенный список услуг с указанием количества вроде «разборка бортовых камней, 43017 м» или «обустройство выравнивающего слоя из асфальтобетонной смеси с применением укладчиков асфальтобетона, 650 тонн» и так далее. Хотя себестоимость и время исполнения даже аналогичных работ на разной территории может существенно отличаться. Одно дело — разбирать бордюры на прямом отрезке улицы и совсем другое – втискиваться в узкие проезды во дворах. Но мэрия давным-давно взяла за правило не оглашать адреса ремонтов. Или в соответствующем департаменте не умеют планировать работы на год, или решения об адресах принимаются спонтанно, или же речь идет о том, чтобы затруднить проверку выполненных работ со стороны общественности.

Но, пожалуй, самым интересным и самым странным в этом тендере является другое. То, что нынешняя мэрия внедрила эдакое ноу-хау, почти полностью отказавшись от капитальных ремонтов дорог и проводя исключительно текущие ремонты, уже стало привычным. На капремонт нужна индивидуальная и дотошная проектно-сметная документация, и капремонт предусматривает серьезный гарантийный срок со стороны исполнителя за сделанную работу. А текущий ремонт имеет не официальный, а договорной гарантийный срок, также он не требует проекта. А сегодня мэрия ушла по этому пути еще дальше.

Теперь департамент вообще закупает не работы по ремонту асфальтового покрытия, а почему-то «услуги». Таких «услуг» в тендере на 100 миллионов предусмотрено две: одна – демонтаж, другая – «ремонт проезжей части, дорожек и тротуаров». А знаете, в чем принципиальная разница между «работой» и «услугой» с точки зрения законодательства? Работа предполагает как минимум наличие детальной сметы со стоимостью материалов и самой работы, а также требует актов приема-передачи выполненных работ от подрядчика к заказчику. Поскольку заказывают услугу, то, по всей видимости, ни смет, ни актов нам с вами не увидать.

Показательно, что попытки найти в системе «Прозорро» аналогичные тендеры на закупку «услуг текущего ремонта автодорог» успехом не увенчалась. Под таким наименованием показываются только тендеры нашего департамента благоустройства и инфраструктуры и нашего же КП «УРЭА» Днепровского горсовета. Есть только одно исключение: услуги заказывает харьковское КП «Харьковские тепловые сети», но не на ремонт дорог, а на ликвидацию последствий для дорожного покрытия после замены тепловых труб – речь идет о засыпке разрытых траншей, установки люков и пр. В данном случае проведение через тендер работ как услуг, в принципе, логично – объем работ не большой, не системный, а точечный, и реальный объем повреждений для восстановления можно определить только после того, как будет произведена замена труб в каждом конкретном месте. С плановым ремонтом автодорог в Днепре эти условия, мягко скажем, не сравнимы.

То, что наши предположения, скорее всего, верны и мы действительно имеем дело с хитрым уходом от необходимости подписывать сметы и акты, подтверждает уже имевший место быть в Днепре эпизод коммунального хозяйствования мэрии в городе. Аналогичная ситуация сложилась, в частности, с установкой в городе павильонов остановок общественного транспорта, которыми так гордится городская власть. В данном случае остановки были закуплены как «товар с сопутствующим благоустройством территории» — ни смет, ни актов приемки работы. Логика примерно такая, как если бы город закупал не строительство детского сада, а «конструкции детского сада с сопутствующим благоустройством». Ведь остановки – не монолитные конструкции, а очень даже сборные, в Днепр их привозили не готовыми, а собирали по месту дислокации, начиная с фундамента, рейка за рейкой, болтик за болтиком.

Тендер на оказание услуг «текущего ремонта автодорог» — далеко не единственный солидный тендер, объявленный департаментом благоустройства и инфраструктуры Днепровского горсовета в канун нынешних выборов. Только за последний месяц чиновники опубликовали несколько десятков объявлений о многомиллионных тендерах. Причину такой повышенной тендерной активности мы можем предположить только одну: не факт, что выборы вообще и второй тур выборов мэра гарантированно закончатся победой действующей команды власти. А в бюджете еще осталось немало не израсходованных (потому что нет целостных стратегии и планов развития города) и не выведенных на счета подконтрольных структур миллионов. Вот и суетятся, чтобы бюджетные средства попали в нужные руки.

Ольга Юдина

Газета ГОРОЖАНИН