Алексей Кущ: Центральный банк — как кошелек приватизации. Мировая экономическая мысль тихо курит в углу

Просто мультипликатор у них не той системы….
Один из депутатов монокоалиции, еще в бытность не депутатом, а журналистом, любил носить футболку с надписью: «кризиса нет, они просто п…ят ваши деньги».
Сейчас его не видно под куполом, а жаль. Надпись на футболке как нельзя кстати.
Нынешняя экономическая модель, применяемая властью в Украине — это рожденная в понедельник антиутопия.
Ты точно знаешь, что здесь все наоборот.
Правильные механизмы, эффективно работающие в других странах для ускорения роста или минимизации кризиса, здесь тупо копируются, затем обезображиваются как лицо Гуинплена и в таком виде запускаются в жизнь.
Причина подобного, вполне понятна — применение тех или иных методов в экономике является симулятивным, как медийная дымовая завеса.
Все делается для личного обогащения и под это просто подискиваются «модные» форматы.
Классический пример — рефинансирование коммерческих банков со стороны НБУ.
НБУ рефинансирует коммерческий банк, тот в свою очередь кредитует частную компанию, которая покупает у государства гостинницу в центре Киева.
Центральный банк — как кошелек приватизации. Мировая экономическая мысль тихо курит в углу.
Или НБУ рефинансирует Укрэксимбанк под залог облигаций Укравтодора (с учетом роста долгов, вполне возможно,потенциальный банкрот в будущем) на миллиарды гривен.
Половина этих денег уходит в Беларусь и РФ за битум, а также в Китай и Турцию за строительную технику, оплату труда тамошних рабочих и на формирование прибыли турецких и китайских компаний.
Тут НБУ — как супермен, спешащий на помощь Китаю и Турции в период кризиса. Может поэтому, в кризис эти страны продолжили рост, а мы падали?
Глава Совета НБУ, Богдан Данилишин привел любопытную цифирь о так называемом долгосрочном рефинансирвоании:
«…..всего было выдано 91,85 млрд грн долгосрочного рефинансирования: 48,54 млрд грн в 2020 году и 43,31 млрд грн — в 2021 году.
До июля 2021 года это были пятилетние кредиты, а с июля 2021 года — трехлетние, которые суммарно составили 9,78 млрд грн.».
Я много раз писал об этой схеме.
Например, коммерческий банк берет в НБУ кредит на один миллиард гривен, сроком на пять лет и тут же покупает ОВГЗ на те же пять лет и на ту же сумму.
При этом, купленные банком облигации, передаются в залог Нацбанку.
Когда учетная ставка НБУ была на минимуме, процент по рефинансированию для банка составлял примерно 7-8%, а доходность ОВГЗ — 12-13%.
Разницу в 5%, выплачиваемую за счет государственного бюджета, можно спокойно ложить в карман.
За год — 50 млн. грн. на ярде. За пять лет — 250 млн. грн. или почти десятка лямов зеленых.
Себестоимость операции — трудозатраты работника банка, отправившего заявку на рефинанс и тут же заявку на покупку ОВГЗ. Два удара по клавишам «клавы». Все.
Тут все сделано для удобства «людей»: сроки по рефинансу аккуратно подогнаны под сроки размещения ОВГЗ. Ну, чтоб лишний раз не вставать.
А теперь оценим капитализацию схемы.
Возьмем лишь пятилетний рефинанс на 80 млрд. грн.
За счет государства участники схемы заработают 800 млн. дол. в эквиваленте.
Как сказал мне один банкир, нужно быть идиотом, чтобы при такой шаре кредитовать реальный сектор.
Здесь срабатывает классический эффект вытеснения: государство как пылесос забирает весь ресурс и формирует крайне высоку планку по урвоню долга.
Кто будет кредитовать частника под 10%, если можно госдураство под 12%? (а ведь совсем недавно было и 20%!).
Происходит это по одной простой причине: только в Украине ближайший родственник министра финансов может быть собственниковм банка, зарабатывающего на облигациях министерства финансов….
В США к авторам подобных схем уже явилась бы The United States Securities and Exchange Commission за розъяснениями.
А у нас, авторов отправляют послами в ведущие страны мира…
Все это происходит под прикрытием мнимой «независимости» НБУ.
В это же время, центральные банки развивающихся стран «переходят черту» в части прямого выкупа государственных долгов в обход финансовых посредников.
В авангарде здесь Банк Индонезии, который как опытный волк-вожак «махнул через красные флажки», приняв, не смотря на предостережения МВФ, программу прямого выкупа государственных облигаций на $28 млрд.
Подобный пример монетизации госдолга стал возможен в условиях пандемии по причине низкой капитализации внутреннего рынка капитала.
И если рынок внутренних заимствований «узок» в Индонезии, то можно себе только представить наше «угольное ушко» в виде рынка ОВГЗ.
Логика здесь достаточно проста: если внутри страны нет свободной ликвидности в нужном объеме, долговой рынок государственных обязательств нужно монетизировать с помощью прямой эмиссии.
В противном случае:
а) минфину придется повышать ставки по своим облигациям, чтобы вернуть на рынок нерезидентов;
б) центральному банку все равно придется печатать деньги и рефинансировать коммерческие банки, чтобы они покупали гособлигации.
То есть почти при тех же эмиссионных параметрах, что и при прямом выкупе, бюджетные результаты будут в разы более затратны: нерезидентам придется платить повышенную ставку доходности, банки заберут часть маржи как финансовые посредники для соблюдения «монетарных приличий» центральным банком, который не будет напрямую «покупать» госдолг.
В Украине этот абсурд достиг гиперболизированных масштабов — ценой нового увеличения ставок по ОВГЗ до 11-12%, что почти в два раза превышало прежнюю учетную ставку НБУ в 6%.
В то время как центральные банки стран с формирующимися рынками активно наращивали портфель государственных ценных бумаг, НБУ передал дело спасения экономики на «аутсорс» частному сектору и далеко не «безвозмездно».
Как написал Фред Хэмптон, лидер «Черных пантер», застреленный во сне спецслужбами США (о нем недавно сняли фильм «Иуда и чёрный мессия»):
«реформы — это когда богатые рассказывают бедным, почему те должны работать еще больше, а получать меньше».
Хорошее определение и для наших «реформ»….