Школьное безмолвие: Что ждет в ближайшем будущем учителей, учеников и их родителей в Днепре?

Бывшая учительница, администратор группы в ФБ «Право на освiту» и депутат областного совета Елена Зеева о «ручных» профсоюзах, сокращениях учителей и реформе школ.

— Елена Викторовна, ваша группа в соцсетях неоднократно публиковала тревожные новости о давлении на учителей с целью загнать их в «правильный» банк для получения зарплаты и в «правильный», с точки зрения администрации, профсоюз. Можно ли ожидать, что наступление на профсоюз является подготовкой к новым массовым увольнениям в школах?

— Истинную мотивацию профильного департамента горсовета никто не знает, и учителя воспринимают это как очередную выкачку денег. Но грядущее разделение школ на старшие, средние и младшие в любом случае приведёт к сокращениям. Профсоюз педагогов мог бы формировать общественное мнение, влиять, высказывать позицию. Поэтому попытаются всё сделать тихо, чтобы избежать общественного недовольства. Новый профсоюз скажет, что ничьи права не ущемлены, все будут молчать и кивать.

— Чего следует опасаться не только сотрудникам, но и родителям, и ученикам? Как повлияют сокращения на учебный процесс?

— У нас есть сильные школы, например, 139-я на Клочко, в которую родители специально старались устроить детей, а теперь из неё планируют оставить только старшую школу. Куда денется материально-техническая база школ, которую создавали родители, а не администрация? Есть микрорайоны, где только две школы, – например, Западный. Как из них сделают три (старшую, среднюю и младшую)? Есть частный сектор – как дети будут добираться оттуда, если нужная им школа окажется неблизко? Как малыши будут переходить через оживлённую дорогу? Никто этого не объяснял ни родителям, ни педколлективам, потому что у администрации есть более важный вопрос – перевести зарплату учителей из одного банка в другой.

— Ведь все эти сокращения, давление на учителей и другие безобразия осуществляются именно от нашего имени – городской громады, которую якобы и представляет горсовет. Можем ли мы, жители, и вы, депутаты, как-то влиять на эту проблему?

— Сейчас ни один человек не может повлиять. Коммунальные заведения подчиняются только учредителю, а по факту все решения принимает один человек – директор департамента гуманитарной политики Сушко. Хотя, с точки зрения здравого смысла, если мы выбираем мэра, депутатов разных уровней, почему мы не можем выбирать директора школы, который влияет на судьбу наших детей не меньше, чем мэры и депутаты?

— Болезненный и хронический вопрос поборов с родителей упирается в недофинансирование школ. Как он решается в других регионах?

— Можно привести в пример одну из школ Киева, где новый директор полностью отказался от сборов в фонд школы, а вместо этого подаёт заявки на гранты. Поначалу учителя были в ужасе, но оказалось, что школа вполне может существовать и финансироваться без этих поборов.

— И в Уголовном кодексе, и в Законе о профсоюзах есть нормы, прямо запрещающие работодателям, администрации вмешиваться в работу профсоюзов, заставлять вступать или выходить…

— Конечно. Учителям никто не объяснил, что вступление или невступление в профсоюз — это добровольное дело, никаких руководящих «указивок» сверху здесь быть не может. У людей есть права, а не только обязанности.

— И это приводит нас к следующему вопросу: почему люди наиболее образованные, которые должны, казалось бы, быть и наиболее сознательными, являются у нас самыми забитыми и безвольными?

— К сожалению, они привыкли к такому отношению — и к себе, и к ученикам, и к родителям. Потому что, начиная от истоков независимости, в школы постоянно приходили противоречивые, к тому же не всегда законные и этичные «указивки», приучающие их к роли пассивных исполнителей. То переписываем историю, то учим по-новому, то опять по-старому, то собираем деньги, то не собираем.

Если педагог публично проявит недовольство, тем более выскажется в интернете, вряд ли он после этого сможет работать где-либо, кроме репетиторства. Поэтому учителя боятся. Все жалобы, которые приходят к нам, – только анонимные.

— Описанная вами картина — не только постыдная, но и крайне тревожная для государства и общества. Кого могут воспитать запуганные учителя? Можно ли как-то эту ситуацию изменить?

— Это невозможно до тех пор, пока царствует и поощряется безмолвие. Пока учителям и родителям учеников запрещают даже говорить о любых школьных проблемах, как можно их решить? Директора давят на родителей, чтобы не писали ничего в соцсетях, «не выносили сор из избы». «Зачем вы опубликовали информацию об избиении четвероклассника?! Можно было прийти ко мне и всё решить!» Да затем, что родители уже приходили к директрисе и ничего она не решила – директора руководствуются принципом «тише едешь — дальше будешь». И это безмолвие поощряется мэром и департаментом.

— Что можно посоветовать оказавшимся в этой непростой ситуации учителям?

— Я хотела бы сделать призыв к учителям. Они тоже общаются между собой, у них есть чаты, и просто на улицах они встречаются. И если бы не один человек, которого можно легко съесть, не два, но всё их сообщество сплочённо высказало бы свою позицию – их бы больше уважали и сами себя они зауважали бы больше. До тех пор их руками и дальше будут творить то, что им самим не нравится.

Спрашивал Григорий Глоба